Блог Александра Брасса (alex_brass) wrote,
Блог Александра Брасса
alex_brass

1973. "Весна Молодости", продолжение 2

1973. "Весна Молодости". продолжение 2

Глава из книги "Миссия выполнима"

“Гила”.

В это же время в другой части Бейрута действовал сводный отряд из 13 бойцов, спецназа 35-й бригады ВДВ и спецподразделения боевых пловцов “707” под командованием подполковника Амнона Липкина-Шахака и лейтенанта морских коммандос Авишая Бен-Иегуды (Avishai Ben-Iehuda). В то время как “Сайерет Маткаль” высадился на Побережье Голубей, несколько резиновых лодок отряда пристали к бейрутскому пляжу, прямо у высоких пятизвёздочных отелей. Их появления здесь никто не ожидал, они незамеченными беспрепятственно пересекли пляж и соединились с ожидавшими их агентами “Моссада”, за несколько дней до этого, арендовавшими три больших “Мерседеса”.

Как и бойцы “Сайерет Маткаль”, бойцы этого отряда были одеты в обычную гражданскую одежду, под которой прятали автоматы Калашникова, “Мини-Узи”, ручные гранаты, пистолеты с глушителями, а также дымовые шашки со слезоточивым газом. Под видом иностранных туристов, они должны были пробраться в самое сердце ливанской столицы и нанести удар по главному штабу Народно-Демократического Фронта Освобождения Палестины (НДФОП).



Как сообщала агентура “Моссада” и “Амана”, штаб НДФОП разместился в одном из центральных густонаселённых районов Бейрута, в семиэтажном здании, стоящем на мощных железобетонных опорах. Первые два этажа были отведены под офисы, а на пяти остальных проживали террористы с семьями. Это значило, что любое время суток в здании находится около сотни вооружённых боевиков. Задача усложнялась ещё и тем, что здание было взято под круглосуточную охрану, поскольку в нём снимали квартиры несколько высокопоставленных функционеров ООП.

На начальной стадии планирования операции было предложено штурмом захватить первые этажи, заложить большое количество взрывчатки и отойти, после чего здание вместе с проживавшими в нём террористами должно было быть взорвано. Однако при более пристальном изучении конструкции здания, было решено не подвергать спецназовцев излишнему риску и ограничиться закладкой взрывных устройств под железобетонные опоры.

Операцию планировали провести в три этапа:
1.Нейтрализация часовых, прорыв к зданию и блокирование первых этажей.
2.Закладка мощных взрывных устройств под железобетонные опоры и подгон под здание машины с большим количеством взрывчатки, заранее подготовленной агентами “Моссада”.
3.Взрыв здания и отход к месту высадки.

Преимущество террористов в живой силе было столь ощутимым, что успех всей операции зависел только от фактора неожиданности. Примерно за 200 метров от объекта “Мерседесы” остановились и спецназовцы отдельными группами по параллельной улице стали двигаться к цели. У машин осталась лишь группа прикрытия под командованием лейтенанта Авишая Бен-Иегуды.

Несмотря на поздний час в доме террористов во многих квартирах горел свет. На улице было много прохожих, а у парадного подъезда дежурили несколько вооружённых охранников. Выдав себя за крепко подвыпивших иностранных туристов, двое десантников подошли к ним и на безупречном английском языке попросили прикурить сигарету. Пока один из десантников возился с зажигалкой, другой неожиданно выхватил пистолет с глушителем и расстрелял часовых. Штурмовая группа бросилась к зданию. Однако в этот момент произошло нечто, что следовало предусмотреть. Недалеко от здания в припаркованной на стоянке машине дежурили ещё двое охранников, которых вначале никто не заметил. Один из них выхватил автомат Калашникова и с близкого расстояния, почти в упор, дал по штурмовой группе длинную очередь. Авида Шор (Avida Shor), бежавший во главе группы, погиб на месте, Хаги Мааян (Hagi Maayan) получил смертельное ранение и скончался спустя несколько минут. Игаль Преслер (Igal Presler), был тяжело ранен. Один из двух спецназовцев, несколько секунд назад ликвидировавший часовых бросился к машине. Поскольку террорист был отвлечён штурмовой группой, десантник смог вплотную приблизиться к нему и несколько раз выстрелить в голову из “Мини-Узи”. Но другому террористу удалось выскочить из машины и скрыться.

Ситуация вышла из-под контроля. Еще не начав штурм, израильтяне потеряли сразу трёх человек. К тому же шум выстрелов привлёк внимание террористов и из окон штаба по атакующим был открыт шквальный огонь. План, рассчитанный на внезапную атаку, сорвался. С криками “Яхуд! Яхуд!..” (Евреи! Евреи!) террористы стали из окон забрасывать улицу ручными гранатами. Однако первая волна десантников успела преодолеть простреливаемый участок и, оказавшись в “мёртвой зоне”, взяла под свой контроль выход из здания, заблокировав террористов внутри. Со второй волной шли минёры, которые должны были заложить под основные несущие железобетонные конструкции взрывчатку и подогнать под дом машину. Несколько выстрелов из ручных гранатомётов заставили террористов ослабить огонь и дали возможность минёрам нырнуть под здание.

Однако, прежде чем приступить к закладке взрывчатки, следовало эвакуировать в безопасное место убитого и двух тяжело раненых десантников. На это ушло около четырёх драгоценных минут, чего вполне хватило, чтобы террористы опомнились и вновь начали яростную стрельбу и закидывание спецназовцев ручными гранатами. Сложилась патовая ситуация. Террористы, блокированные в здании, оказались заложниками израильтян, но и спецназовцы, укрывшись в “мёртвой зоне”, попали в настоящую ловушку. Любой, кто попытался бы выглянуть наружу, непременно получил бы пулю или осколок гранаты. Ждать помощи было неоткуда, рассчитывать приходилось только на собственные силы. Подполковник Липкин-Шахак вызвал по рации подкрепление - группу прикрытия лейтенанта Бен-Иегуды, остававшуюся в соседнем квартале возле машин.

Наиболее сложным для бойцов подразделения “707”, как и следовало ожидать, оказалось преодолеть автомобильную стоянку, которая насквозь простреливалась из окон здания. Лишь благодаря “Его Величеству спецназовскому везению” бойцам удалось невредимыми пересечь опасный участок. Первое, что бросилось в глаза Авишаю, вбежавшему в парадное дома, это двое раненых десантников, лежащих в засыпанной автоматными гильзами луже крови. Один из них лежал на животе и еле подавал признаки жизни. Другой из последних сил сохранял сознание, стараясь удерживать под прицелом лифт и лестницу.

Мгновенно сориентировавшись в ситуации, Авишай Бен-Иегуда бросился к лестничному пролёту. Не успел он выскочить за угол, как на него, словно с потолка свалился огромного роста араб. Всё случилось настолько неожиданно, что лейтенант не успел воспользоваться своим “Калашниковым”. Завязалась ожесточенная рукопашная схватка. Террорист не переставал громко звать на помощь. Авишай прекрасно отдавал себе отчёт в том, что в любой момент верзила может повалить его на пол, что на лестнице могут появиться другие террористы, которые затащат его наверх, внутрь здания. Он попытался освободиться, однако палестинец вцепился в его одежду и никакие усилия не могли его заставить ослабить хватку. В какой-то момент, когда силы Авишая уже казалось были на исходе, араб схватился за ремень автомата Авишая, выпустив ворот его куртки. Бен-Иегуда быстро сориентировался в ситуации, неожиданно отсоединил магазин своего“Калашникова” и автомата и, оставив оружие в руках противника, выскочил за угол к входу в парадное. Подбежав к истекающему кровью спецназовцу, подхватил его “Мини-Узи” и вернулся к лестничному пролёту. Однако террорист, видимо ожидая, что за Авишаем последуют другие, поспешил укрыться на верхних этажах.

В этот момент в парадном раздались длинные автоматные очереди. Раненый десантник, заметив, что лифт начал спускаться, стал расстреливать дверь, ожидая, что из неё вот-вот появятся террористы.

Бен-Иегуда уже собирался запросить поддержки, поскольку в одиночку с двумя ранеными он не мог прикрывать выход из здания, как по рации прозвучал приказ подполковника Липкина-Шахака к отходу всех групп. Минёры завершили свою часть работы, подготовив здание к взрыву. Лейтенант подбежал к не подававшему признаков жизни десантнику и, схватив его за ворот куртки, словно мешок, вытащил наружу. Передав раненного на попечение других бойцов, он тут же вернулся к бойцу, контролировавшему лифт. Пытаясь помочь ему встать, он заметил, что бедро десантника раздроблено в нескольких местах. К счастью, не была задета артерия, в противном случае он умер бы в течение нескольких минут. Авишай взвалил десантника на спину и побежал в сторону оставленных машин. Прежде чем выйти на улицу, он метнул на лестничный пролёт несколько шашек со слезоточивым газом, заблокировав террористам выход из здания.

Отход, как ни странно, прошёл без осложнений. Террористы были ошеломлены внезапным появлением израильтян в самом центре Бейрута и даже не подумали о том, чтобы пуститься в погоню. Ливанские жандармы решили не вмешиваться, предпочитая наблюдать за всем происходящим, с безопасного расстояния. Поскольку десантники и бойцы подразделения “707” были одеты в гражданскую одежду и вооружены в основном автоматами “Калашникова”, их приняли за конкурирующую палестинскую группировку, устроившую очередную кровавую разборку.

Тем временем, группа Амнона Липкина-Шахака миновала квартал и соединилась с ожидавшими их агентами “Моссада”. Положив тела двух погибших товарищей в багажники автомобилей, они на огромной скорости понеслись в сторону бейрутского пляжа. Прошло ещё несколько мгновений, и Бейрут буквально содрогнулся от взрыва огромной силы, от которого вылетели стёкла в окнах домов нескольких кварталов и сработали противоугонные сирены десятков машин. Здание, в котором разместился штаб НДФОП, рухнуло, погребя под собой десятки террористов с их семьями.

Спустя двадцать минут отряд уже был на пляже, где их ожидала группа прикрытия “Шаетет-13”. Погрузившись на резиновые лодки, спецназовцы беспрепятственно вышли в море и вернулись на ракетные катера.





"Весна молодости".Начало
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments