?

Log in

No account? Create an account
terror

alex_brass


Антитеррор Александра Брасса


Previous Entry Share Next Entry
1973. "Весна Молодости", окончание
terror
alex_brass
1973. "Весна Молодости", окончание.

Глава из книги "Миссия выполнима"

“Цила” и“Веред”

Пока группы подполковников Барака и Липкина-Шахака уничтожали свои объекты, в другой части Бейрута высадились три группы морских коммандос. В рамках операции “Весна Молодости” бойцы “Шаетет-13” подполковника Шауля Зива должны были уничтожить следующие цели:

1.Штаб ФАТХ, из которого координировалась вся террористическая деятельность палестинских боевиков на территории Сектора Газа.
2.Завод по производству зарядов для РПГ и морских мин.
3.Мастерские по производству комплектующих для морских мин.

Эти цели внешне выглядели, как обычные гражданские объекты и намеренно были расположены в густонаселённых районах Бейрута с рассчетом на то, что израильтяне не решатся нанести авиаудар по “сугубо гражданским” объектам. Первые две цели находились в южной части ливанской столицы в жилом районе аль-Узаи. Дом, принадлежавший одному из высокопоставленных функционеров ФАТХ Ибрагиму Насеру, более известному под именем Абу Хасан, был превращён в один из штабов этой террористической организации. Второе здание представляло собой слесарные мастерские, в стенах которых производились боевые заряды для РПГ, а также морские мины. Третья цель, мастерские по производству комплектующих для морских мин, располагалась на северо-востоке Бейрута.



Отряд морских коммандос в составе 40 бойцов был разделён на три автономные группы, которые должны были тайно проникнуть в разные районы Бейрута и уничтожить свои цели. Покинув ракетные катера и пересев на резиновые моторные лодки, отряд разделился на две части. Первые две группы (14 и 15 человек), которых вёл лично подполковник Зив, должны были высадиться неподалёку от бейрутского порта в южной части города и нанести удар по штабу ФАТХ и мастерским. Третья группа из 11 бойцов под командованием майора Гади Шефи должна была высадиться на северо-востоке Бейрута и уничтожить мастерские по производству комплектующих для морских мин.

Море в ночь с 9 на 10 апреля сильно штормило. С одной стороны, это позволяло незамеченными подойти к месту высадки, а с другой - создавало серьёзные проблемы. Высокие волны и сильные, непредсказуемые течения не позволяли лёгким резиновым лодкам удерживать заданный курс. Подойдя к береговой полосе на расстояние 300 метров, Шауль Зив решил не подвергать всю группу опасности и выслать вперед двух боевых пловцов для проведения разведки. С большим трудом достигнув вплавь берега и вернувшись обратно аквалангисты сообщили о том, что из-за сильного бокового течения группа отклонилась от места высадки как минимум на полтора километра. Подполковник Зив нервничал. Из-за грубой ошибки, допущенной при выборе курса, две группы коммандос выбивались из графика примерно на 20 минут. Учитывая тот факт, что на территории ливанской столицы действовали несколько автономных групп, которые должны были одновременно нанести удары по объектам террористов, отклонение от графика могло поставить под угрозу выполнения поставленной перед “Шаетет-13” задачи, Такой недопустимый просчёт мог обернуться личным позором для командира особого подразделения, специализировавшегося на работе в море. Опасаясь, что штаб операции развернёт морских коммандос, чтобы не подвергать их излишнему риску, Шауль Зив решил не сообщать о том, что его отряд опаздывает как минимум на 20 минут. Впоследствии он сослался на то, что полевая рация якобы вышла из строя.

Рискуя обнаружить себя, 10 резиновых лодок с 29 коммандос на предельно допустимой скорости двинулись вдоль бейрутской набережной на север к точке высадки. Желая нагнать упущенное время, Зив отдал приказ начать десантирование двух первых групп без предварительной разведки. К счастью, лодки без каких-либо неприятных неожиданностей достигли прибрежных валунов. Как раз в этот момент, когда последний из бойцов “Шаетет-13” ступил на берег, с разных концов Бейрута донеслись оглушительные раскаты взрывов. Группы Барака и Липкина-Шахака приступили к реализации своей части операции “Весна Молодости”. Оставалось рассчитывать только на то, что ливанские власти и террористы примут нападение за очередную палестинскую межклановую разборку.

За двадцать минут до этого четыре резиновые лодки третьей группы “Шаетет-13” пристали к берегу в районе большой свалки на северо-востоке Бейрута. 11 морских коммандос под командованием майора Гади Шефи бегом преодолели открытый участок и залегли у полуразрушенной стены. Земля вокруг была усыпана пустыми консервными и пивными банками. Со стороны могло показаться, что группа Гади Шефи бежит по погремушкам. Шум был такой, что его наверняка слышали в близлежащих домах. Тем не менее, высадка прошла совершенно не замеченной. Майор Шефи попытался сориентироваться на местности, однако эта задача оказалась куда более сложной, чем представлялось до высадки. Все постройки были как две капли похожи одна на другую. На то, чтобы обнаружить среди них слесарные мастерские, могло уйти немало времени, которого у коммандос не было. В разных частях Бейрута уже шли ожесточенные бои.

В распоряжении Шефи была подробная карта аэрофотосъемки с отмеченными на них целями. Сложность состояла в том, что из-за отсутствия ориентиров невозможно было привязаться к местности. Не оставалось ничего иного, как приступить к методичному прочёсыванию района, осматривая каждое здание. К счастью, на поиски объекта ушло не более пяти минут, погрешность высадки составила всего несколько десятков метров. Удостоверившись в том, что группа вышла к слесарным мастерским, в которых изготавливались комплектующие для морских мин, командир отдал приказ плотно перекрыть все подходы к зданию. Осталось только дождаться приказа подполковника Зива, корректировавшего действия всех трёх групп.

Время шло, а приказ так и не поступал. Нервы коммандос были напряжены до предела. В любой момент могли показаться палестинские боевики. И кто мог знать, как поступят ливанские власти? Поскольку израильтяне высадились со стороны моря, правительственные войска и жандармерия могли взять под свой контроль всю береговую полосу, отрезав бойцам майора Гади Шефи путь к отступлению.

Спустя 25 минут с момента высадки в рации наконец-то прозвучало кодовое слово, являвшееся сигналом к штурму. Группа захвата выбежала из укрытия и бросилась к зданию. Вход внутрь преграждала массивная металлическая дверь, которую невозможно было открыть снаружи. Приведя в действие небольшой заряд пластиковой взрывчатки, коммандос освободили проход и ворвались в помещение. В мастерских не оказалось ни единой души. Боевики даже не удосужились на ночь оставить часового, полагая, что об истинном предназначении мастерских никому не известно. Внутри было обнаружено большое количество взрывчатки, специального оборудования для производства подводных морских мин и десятки ящиков готовой продукции.

Пока внутри мастерских работали минёры, у дороги, ведущей к зданию, в темноте послышались одинокие неторопливые шаги. По всей видимости, это был обычный прохожий, поздно возвращавшийся домой. Тут же на месте было принято решение не убивать случайного прохожего, поскольку при нём не было оружия, и он не мог представлять для коммандос никакой угрозы. Когда он поравнялся с группой прикрытия, несколько человек неожиданно выскочили из темноты, бесшумно повалили его на землю, связали и бросили за обочиной дороги.

В этот момент на улицу выбежала группа, действовавшая внутри здания. Собрав в специальные прорезиненные баулы большое количество секретных документов, командир группы доложил майору Гади Шефи, что всё подготовлено к взрыву и можно отходить. Менее 15 минут потребовалось группе Шефи для проведения операции. Уже, будучи в море на резиновых лодках по дороге к ракетным катерам, они при помощи дистанционного управления привели в действие взрывное устройство.

Основной отряд “Шаетет-13” под командованием Шауля Зива с опозданием в 25 минут высадился в южной части Бейрута. Укрепившись на небольшом плацдарме у самой кромки воды, они ожидали нападения со стороны палестинцев или отрядов ливанской жандармерии, которые, согласно разведывательной информации, поступавшей из “Амана” и “Моссада”, имели в этом районе города свои опорные пункты. Удостоверившись в том, что ночной визит коммандос остался незамеченным, подполковник Зив приказал незамедлительно приступить к основной стадии операции.

Разделившись на две группы, коммандос двинулись к своим целям. У кромки моря с несколькими бойцами, прикрывать район высадки остался лишь сам подполковник. Тут же был развернут передвижной штаб, из которого корректировалась работа трёх групп.

Первая группа углубилась в жилой район аль-Узаи и, разделившись на две колоны, стала продвигаться вдоль улицы, ведущей к заводу по производству зарядов для РПГ и морских мин, принадлежавшему ФАТХ. Израильская разведка сообщала о том, что заводские цеха расположены на первом этаже двухэтажного здания. Сверху проживала обычная ливанская семья, не имевшая ни малейшего отношения ни к террористическим организациям, ни к палестинцам вообще. По этой причине военное командование дало однозначный приказ, не проводить взрыв здания до тех пор, пока последнее гражданское лицо не покинет дом.

Прошло не более десяти минут, как морские коммандос вышли к первой цели. Здание, в котором был укрыт военный завод ФАТХ, располагалось на пересечении двух дорог и находилось на некотором удалении от других построек. Это позволяло как следует рассмотреть объект издалека и взять под прицел все окна, из которых по бойцам “Шаетет-13”мог быть открыт огонь. На площадке перед домом были припаркованы несколько легковых автомобилей, по всей видимости, принадлежавших ФАТХ. Несколько бойцов незаметно приблизились к ним и тщательно осмотрели, поскольку внутри могли находиться охранники. Несмотря на поздний час, на втором этаже дома горел свет и, без особого труда можно было различить отчётливые громкие голоса мужчины и женщины.

На второй этаж мимо небольших окон вела внешняя лестница. Пригнувшись, пятеро коммандос поднялись по ней и на какое-то мгновение замерли у двери квартиры прислушиваясь. Укрепив на замочной скважине небольшой заряд пластиковой взрывчатки, которого хватало, чтобы вскрыть дверь, но при этом не пострадали бы обитатели квартиры, бойцы привели его в действие. Они ворвались вовнутрь и обнаружили обезумевшего от страха старика. Не говоря ни слова, они выволокли его на улицу, передав группе прикрытия. В доме оставалась женщина и двое детей. Потребовалось некоторое время, чтобы их успокоить.. Один из коммандос, свободно владевший арабским языком, объяснил женщине, что её и её семье ничего не угрожает. Ей приказали быстро собрать детей и самые необходимые вещи, а затем, аккуратно вывели на улицу. Только после того, как жители дома были эвакуированы, коммандос приступили к основной и завершающей стадии операции.

Несмотря на то, что рядом проходила довольно оживлённая трасса, никто из проезжавших водителей, даже не подумал притормозить. В Бейруте начала 70-х годов, буквально кишевшем террористами всех мастей, подобные инциденты на окраинах города были в порядке вещей. Не только обычные люди, но даже ливанские власти предпочитали не вмешиваться, оставляя палестинцам право самим решать свои конфликты и резать друг друга.

Вход на нижнем этаже оказался незапертым. Четверо бойцов “Шаетет-13” вошли внутрь, но тут же наткнулись на массивную металлическую дверь. Заложив большой заряд взрывчатки, они выбежали на улицу. Мощный взрыв разворотил дверь, открыв проход в нижние помещения. Однако, к большому разочарованию коммандос, внутри они застали лишь голые стены. Судя по тому, что вокруг не было никаких следов беспорядка, террористы за несколько дней до высадки израильского десанта по каким-то причинам перенесли завод в другое место. Тем не менее, приказ есть приказ. Он гласил, что в любом случае здание должно быть снесено.

Пока коммандос минировали здание, на шум взрыва на улицу выбежали соседи из близлежащих домов и, собравшись в кучу, стали громко кричать, возмущённо размахивая руками. Командир группы дал несколько очередей из “Калашникова” поверх голов. Этого веского довода оказалось достаточно, чтобы люди тут же ретировались по домам. Однако шум привлёк внимание не только жителей соседних домов. Один из бойцов группы прикрытия заметил в окне на первом этаже в доме через дорогу нескольких вооружённых людей, которые внимательно следили за действиями коммандос. Выглянув из своего укрытия, он дал несколько коротких автоматных очередей по окну, заставив террористов скрыться внутри. Затем, вместе с ещё одним из бойцов, перебежал дорогу и метнул в комнату через разбитое стекло фосфорную гранату.

К этому времени всё было готово к уничтожению здания. Однако прежде чем привести в действие взрывное устройство несколько бойцов выбежали на трассу, проходившую рядом с домом, и стали методично расстреливать колёса проезжавших автомобилей. Это создало панику и неразбериху, исключившие возможность преследования. Коммандос несколькими выстрелами из РПГ уничтожили припаркованные у дома автомобили и, удалившись на безопасное расстояние, взорвали здание.
На всю операцию, как и планировалось, потребовалось 25 минут. Без единой потери 14 бойцов отошли к месту высадки.

Более сложная и ответственная задача ложилась на плечи бойцов последней группы “Шаетет-13”. Она должна была нанести удар по штабу ФАТХ и, что самое важное, собрать секретные документы, к которым особый интерес проявляли израильские спецслужбы.

Как уже упоминалось выше, штаб ФАТХ разместился в доме одного из его руководителей, Ибрагима Насера, известного так же под именем Абу Хасан. Это было большое двухэтажное здание, расположенное в непосредственной близости от одного из наиболее оживлённых проспектов ливанской столицы. К моменту высадки морского десанта, израильская разведка знала не только обо всех передвижениях террористов в районе аль-Узаи и системе охраны штаба, но и смогла каким то невероятным образом получить подробную внутреннюю планировку здания, а также сделать слепок с ключа внутренней металлической двери.

Выполнение задания серьёзно осложнялось тем, что дом Абу Хасана тщательно охранялся. На втором этаже круглые сутки несли вахту около пяти хорошо вооружённых боевиков. Помимо прочего, сам район аль-Узаи постоянно патрулировался усиленными нарядами ливанской жандармерии. А близость к бейрутскому порту и одному из центральных проспектов, на котором в любое время суток полно прохожих и машин, сводили к минимуму возможность нанесения неожиданного удара.

Разобравшись в две колоны, коммандос вошли в район аль-Узаи. Тут и там на пути их следования появлялись одинокие прохожие, от которых следовало укрываться, чтобы раньше времени не обнаружить своё присутствие. К счастью, улицы в этом районе Бейрута были широкие, но плохо освещённые, так что достаточно было лечь на землю или прижаться к стенам домов, чтобы остаться незамеченными.

Дом Абу Хасана находился в пятнадцати минутах медленной ходьбы от места высадки, при желании можно было за считанные минуты превратить его в бесформенную груду бетона и уйти. Однако для израильского командования было не так важно уничтожить отделение ФАТХ, как захватить хранящиеся там списки активистов организации на территории Сектора Газа. В своё время, в 1967 году, сразу по окончании Шестидневной войны, при взятии Шхема (Наблуса) в руки израильских спецслужб попали списки активистов ФАТХ на территории Западного берега реки Иордан. Благодаря этому израильской службе безопасности ШАБАК за несколько дней удалось ликвидировать глубоко законспирированную и широко разветвлённую подпольную сеть, нанеся ощутимый удар по структуре этой террористической организации. Примерно то же самое ШАБАК собирался сделать в 1973 году на территории Сектора Газа.

Как и предполагалось, спустя четверть часа спецназовцы вышли к дому Абу Хасана. Как ни странно, но появление большого отряда израильских коммандос осталось незамеченным. Несколько бойцов вскарабкались на верхний этаж по металлической пожарной лестнице, выходившей на противоположную от проспекта сторону дома. Было решено действовать нестандартно. Начать бой на втором этаже, после чего, в парадную дверь ворвутся остальные бойцы “Шаетет-13”, которые начнут метр за метром зачищать все комнаты дома.

Трое морских коммандос, вместе с командиром группы тихо, не поднимая лишнего шума проникли на первый этаж и остановились перед массивной металлической дверью, о которой упоминали в своих донесениях агенты “Моссада”. Командир группы достал ключ, висевший у него на шее, и осторожно вставил его в замочную скважину. Он попытался приоткрыть дверь, однако замок, как назло, не проворачивался. Он сделал ещё одно усилие, и ключ переломился. Пришлось воспользоваться запасным вариантом, который никогда не давал сбоя. К петлям двери прикрепили пластиковую взрывчатку и стали ждать, когда бойцы, проникшие по пожарной лестнице на второй этаж, начнут бой.

Тем временем бойцы, находившиеся на пожарной лестнице бесшумно открыли окно и по одному проникли на второй этаж, оказавшись в длинном коридоре, в конце которого, судя по схеме, должно было находиться спальное помещение охранников. Дверь в комнату была слегка приоткрыта. Один из бойцов подкрался к ней и осторожно толкнул рукой. В этот момент на пороге появился сонный вооружённый охранник. Со сна он не сразу понял, что происходит и на пару секунд растерялся. Короткая автоматная очередь скосила террориста. Звук стрельбы поднял с постелей остальных охранников, но ворвавшиеся в комнату коммандос перебили террористов, прежде чем те успели что-либо понять. В это время на первом этаже раздался взрыв, сорвавший с петель металлическую дверь...

Прежде чем войти, один из бойцов “Шаетет-13” метнул в помещение осколочную гранату, после чего вся штурмовая группа ворвалась внутрь, поливая темноту длинными автоматными очередями. Освещая себе путь фонарями, укреплёнными под стволами автоматов, израильтяне прочесали все комнаты, одну за другой. Однако, в штабе не оказалось ни одного человека, ни секретных списков активистов ФАТХ, за которыми так охотилась ШАБАК.

Ничего иного не оставалось, как приступить к минированию здания и немедленно отходить к точке общего сбора, району высадки морского десанта. По дороге к морю, было слышно, как в полукилометре от них работает другая группа “Шаетет-13”, уничтожавшая подпольный оружейный завод. Неожиданно звуки боя стали доноситься с совершенно другой стороны, оттуда, где располагался передвижной штаб подполковника Зива. Это могло означать, что он обнаружен. Это грозило коммандос “Шаетет-13” полным окружением. Правда, на этот случай был предусмотрен дополнительный вариант отхода: самостоятельно, вплавь налегке, из любой точки побережья.

Пока группа полевого штаба ожидала возвращения других групп, действовавших в районе аль-Узаи, неподалёку от прибрежных вилл были замечены несколько вооружённых людей. Не исключалась возможность того, что боевики ФАТХ решили устроить засаду. Подполковник Зив решил выдвинуть на встречу выходящим группам трёх бойцов из своего штаба. Несколько палестинских террористов, не ожидавших нападения со стороны моря, были уничтожены, однако одному удалось скрыться среди вилл. Поскольку операция подошла к концу, израильтяне решили не подвергать себя ненужному риску и отказались от преследования.

Один за другим прозвучали оглушительные взрывы, сравнявшие с землёй штаб отделения ФАТХ и подпольный оружейный завод. А спустя несколько минут, появились и сами морские коммандос. Погрузившись на резиновые лодки, они вышли в море, оставив за собой груды разбитого бетона и трупы палестинских террористов. В последний момент, когда израильтяне уже находились в море, на набережную выехал джип ливанской жандармерии. Несколько автоматных очередей заставили его остановиться.

“Еудит”

Сводный отряд, который должен был высадиться севернее ливанского портового города Сайда, включал в себя бойцов спецназа 35-бригады ВДВ, которыми командовал подполковник Амос Ярон и подразделения “707” под командованием лейтенанта Амнона Эшеля (Amnon Eshel). К месту высадки 12 резиновых моторных лодок вышли примерно к полуночи. Несмотря на высокие волны и ночное время суток, можно было без особого усилия отчётливо рассмотреть прибрежные постройки: административные здания, футбольное поле и многоэтажный отель. Вся прибрежная полоса была хорошо освещена уличными фонарями и иллюминацией отеля. Рядом, у самой кромки воды, проходила оживлённая трасса, которую следовало каким-то образом незаметно пересечь, чтобы приблизиться к цели.

Цель - автомастерские, располагались в северной части комплекса, и вплотную примыкали к бензозаправке. Некоторая сложность могла возникнуть при минировании, поскольку командование требовало взорвать объект так, чтобы не пострадали соседние строения. А близость заправочной станции могла привести к сильному пожару и жертвам среди мирного ливанского населения.

Прежде чем высадилась основная часть десанта, для предварительной разведки и прикрытия в воду спустились четверо бойцов подразделения “707” во главе с лейтенантом Эшелем. Волны были настолько высокие, а ветер настолько сильный и порывистый, что боевых пловцов выбросило на берег с такой силой, что они чуть не сломали себе шеи. Тщательно обследовав район высадки и убедившись в том, что поблизости нет ни души, Эшель по рации связался с подполковником Яроном, сообщив, что плацдарм свободен и можно приступать к основной стадии операции.

Трое боевых пловцов растянулись по периметру, а лейтенант залег у самой трассы. Мокрый песок, налипший на теле, делал его практически невидимым для посторонних глаз. К нему можно было подойти на расстояние считанных метров и не заметить. Однако, тот же самый прибрежный песок, ставший естественной маскировкой, забился в “Мини-Узи” пловцов-разведчиков и практически полностью вывел их из строя. Плыли налегке, и кроме “Мини-Узи” с собой не было никакого оружия, не считая боевых ножей, прикреплённых на бедре каждого бойца. Группа Эшеля в случае необходимости не могла прикрыть район высадки десанта. Самое большее, что они могли сделать, это заранее предупредить об опасности или перехватить одинокого прохожего.

Высадка морского десанта прошла тяжело. Несколько резиновых лодок получили серьёзные повреждения от удара о мокрый песок, больше напоминавший цементное покрытие. Часть снаряжения разбросало по берегу и, вместо того, чтобы сразу занять плацдарм, бойцам пришлось срочно собирать его, чтобы волны не утащили его в море.

Лейтенант Эшель подбежал к одной из лодок и, бросив свой “Мини-Узи”, толку от которого было не более чем от металлической болванки, принял от рулевого чистый автомат. Затем закинул себе на спину рюкзак с мини-миномётом и десятком зарядов к нему и с тремя своими бойцами присоединился к группе Амоса Ярона.

Поскольку высадка прошла не так гладко, как предполагалось, подполковник Ярон принял решение немедленно приступить к захвату и уничтожению объекта. Разделившись на три группы, десант пересёк автостраду. Сверху движение отряда напоминало гигантский трезубец. Две группы прикрытия шли по флангам. Они залегли в пятидесяти метрах от дороги. Группа захвата, которую замыкал сам Амос Ярон, приблизилась к автомастерским. Внутри, как и следовало ожидать, никого не было, тем не менее, подполковник приказал открыть огонь по окнам.

С первыми же выстрелами две группы прикрытия выбежали на трассу и стали расстреливать колёса проезжавших автомобилей, разбрасывать металлические шипы и пакетики с жирным гелем, парализовав движение. Чтобы вызвать ещё большую панику и неразбериху, десантники расстреляли фонари и бросили несколько дымовых шашек.

Тем временем минёры вошли в мастерские и подготовили здание к уничтожению. Даже если в этом районе и были террористы, они предпочли не ввязываться в бой. С момента высадки до начала отхода, не было замечено ни единого намёка на сопротивление. Правда, в окнах одного из соседних домов неожиданно зажегся свет, и началось какое-то непонятное, суетливое движение. Несколько очередей по окнам и стене дома заставили его обитателей больше не интересоваться происходящим на улице.

На всю операцию потребовалось не более десяти минут. Все три группы без труда пересекли автостраду и вышли к месту высадки. Большая проблема состояла в том, что огромные волны не позволяли выйти в море. Лодки выбрасывало назад прежде чем они успевали отойти от берега. Нее оставалось ничего другого, как запросить помощь с ракетных катеров, которые должны были спустить на воду резервные лодки и подобрать десант вдали от берега. Десантникам пришлось вплавь преодолеть сопротивление гигантских волн и выйти на безопасное для резиновых лодок расстояние. Поскольку специальное снаряжение было только у бойцов подразделения “707”, они должны были буквально на собственных плечах, вытащить в море остальных бойцов. Однако десантники, вместо того, чтобы как следует подготовиться и надеть спасательные жилеты, беспорядочно бросились в пучину, желая как можно быстрее покинуть опасную зону. Только по счастливой случайности никто не утонул.

* * *

Операция “Весна Молодости” до сегодняшнего дня считается одной из наиболее успешных военных операций израильских спецслужб и Армии Обороны Израиля. Четыре подразделения израильской армии: диверсионно-разведывательное спецподразделение Генштаба “Сайерет Маткаль”, спецназ 35-й бригады ВДВ, спецподразделение боевых пловцов “707” и морские коммандос “Шаетет-13”, действуя параллельно в ливанской столице и её пригородах, нанесли террористам ощутимый урон, от которого ООП, ещё долгое время не могла оправиться. В общей сложности было взорвано четыре объекта, считавшиеся абсолютно надёжными, и уничтожена, по меньшей мере, сотня террористов, включая троих высокопоставленных офицеров ФАТХ и “Чёрного Сентября”.

Утром 10 апреля 1973 года пресс-секретарь Армии Обороны Израиля провел пресс-конференцию, на которой сообщил иностранным журналистам о том, что Израиль берёт на себя всю ответственность за проведённую в центре Ливана антитеррористическую операцию. Рассчитывая на то, что его слова будут услышаны лидерами террористов, он так же добавил: “Мы знаем о любом передвижении не только в Ливане и Европе, но и в любой части света. Всё это методично отслеживается и ложится на большую оперативную карту в Тель-Авиве…”.

“Весна Молодости” повергла в глубокий шок весь арабский мир. Это была смесь ненависти, растерянности, страха и осознания собственного бессилия. В результате последствий израильской высадки в Бейруте даже ушло в отставку ливанское правительство. Средства массовой информации в те дни распространяли многочисленные свидетельства очевидцев, которые рассказывали как две молодые женщины, брюнетка и блондинка, сражались наравне с мужчинами, словно дикие амазонки. Этот факт был особенно обидным для самолюбия арабов.

Однако главным достижением операции стало то, что израильские спецслужбы на практике доказали, что они в мельчайших подробностях осведомлены обо всех перемещениях лидеров террористов и в любой момент могут достать их даже в собственных постелях. Лидеры палестинских террористических организаций стали тратить большую часть людских и материальных ресурсов на обеспечение своей личной безопасности, а не на планирование новых террористических актов. Начиная с апреля 1973 года, они перестали спать спокойно по ночам, покупать и снимать на своё имя дома, начали почти каждый день менять место ночлега, небезосновательно опасаясь повторения “весны 1973 года”.

В те дни британская газета The Daily News писала: “…Израильские секретные службы являются самыми эффективными в современном мире…”.



"Весна молодости".Начало

  • 1
спасибо. очень познавательно.

"Море в ночь с 9 на 10 апреля сильно штормило. С одной стороны, это позволяло незамеченными подойти к месту высадки, а с другой - создавало серьёзные." последнее слово видимо пропущено

"серьезные проблемы". Сейчас поправлю

Очень интересно. Спасибо.

А что произошло дальше с группой Майка Харари?
Насколько "Меч Гидеона" и "Мюнхен" документальны?

к сожалению не смогу вам ответить сейчас. Несколько позже, ок?

Не к спеху, разумеется. Но буду очень признателен, т.к. найденная мной информация очень противоречива, вплоть до "этого вообще не было".

извините, что долго. проблемы всякие: здоровье, новая книга и прочее.
Фильмы не смотрел, если честно. Посмотрю при первой возможности. Насколько мне известно, реально все закончилось так: после событий в Норвегии группа М.Х. была расформирована. Потом началась война 1973 года. Некоторые члены группы сражались в качестве простых пехотинцев и погибли. Кто-то выжил и ушел в отставку.

Спасибо.
Не болейте.

"Меч Гедеона" посмотреть стоит, а вот Спилберговский "Мюнхен" плохонький ремейк первого. Не тратьте на него времени. Спасибо за статью.

  • 1