Блог Александра Брасса (alex_brass) wrote,
Блог Александра Брасса
alex_brass

1974 год. Катастрофа в Маалоте. ч.2

1974 год. Катастрофа в Маалоте. ч.2

Глава из книги "Миссия выполнима"

Прошло более 13 часов со времени захвата заложников. В 17:25 раздался первый выстрел снайпера, ставший сигналом к началу штурма. Пуля предназначалась главарю террористов, и раздробила ему левое плечо. Несмотря на сильную боль и обильное кровотечение, Рахим не потерял сознания и ни на секунду не поддался панике. Он отскочил от окна и, пригибаясь побежал в конец коридора, где находился другой террорист, 27-летний Али Ахмад Хасан Лину. Единственное место, откуда можно было ожидать появления спецназа, была лестница. Как ни странно, но Рахим не торопился расправиться с заложниками, вероятно полагая, что на это у него ещё хватит времени, тем более что в классе постоянно находился третий террорист.



Сразу после первого выстрела, группа майора Левина, через центральный вход ворвалась в здание. Именно на эту группу возлагалась самая ответственная часть операции: подняться на второй этаж и ликвидировать боевиков, до того, как они начнут расстреливать заложников или приведут в действие взрывные устройства. Вбежав в просторный холл, Левин пропустил вперёд вспомогательную группу, которой командовал молодой офицер “Сайерет Маткаль” капитан Цвика Либне (Zvika Libne). Его бойцы должны были подняться на второй этаж и, ликвидировать террориста, контролировавшего лестничный пролёт и коридор, расчистив дорогу группе майора Левина.

В первые секунды спецназовцы никого не заметили и продолжили движение в направлении лестницы. Первым бежал капитан Либне. Поднявшись на полтора пролета, он в считанных метрах от себя заметил Али Ахмад Хасан Лину. Не останавливаясь, на бегу, он выстрелил в террориста и метнул в его сторону фосфорную гранату. Как позже выяснилось, это была роковая ошибка. Раздался глухой хлопок и во все стороны полетели шипящие ярко-белые искры. Даже небольшой капли фосфора на теле, как полагал Цвика, было вполне достаточно, чтобы нейтрализовать террориста, поскольку, когда станет гореть его кожа, он меньше всего будет думать о том, чтобы расправиться с заложниками. Несмотря на то, что спецназовцев и Лину разделяли всего четыре метра, ему удалось невредимым укрыться в конце коридора. Его место занял раненый в плечо Рахим. Извергая неистовые проклятия на арабском языке, он, не показываясь, высунул из-за угла автомат и дал вниз по лестничному пролёту длинную очередь. Пули прошли в считанных сантиметрах от головы Цвики Либне, чудом не задев его. Однако бойцам, бежавшим следом, повезло меньше. Первый спецназовец получил тяжелые ранения. Пули попали ему в живот, бедро и раздробили тазобедренный сустав. Другой боец получил несколько пуль в ногу и ещё один, рикошетом от стены, ранение в лицо. Они скатились по лестнице, своими телами перекрыв проход наверх остальным бойцам. Чтобы не сорвать темп прорыва, капитан в одиночку бросился преследовать террористов, пока остальные бойцы подтягивались к нему. Он выбежал на второй этаж и осторожно выглянул из-за угла. Перед ним, как он и ожидал, открылся длинный Т-образный коридор. Пока спецназовцы пробирались наверх через тела своих раненых товарищей, фосфорная граната стала извергать плотные клубы дыма, которые мгновенно заполнили весь коридор, ослепив как террористов, так и бойцов “Сайерет Маткаль”. Дым был настолько плотным, что ничего невозможно было различить уже на расстоянии полуметра. Спецназовцы успели наизусть выучить планировку здания и могли действовать практически вслепую. Справа по коридору, примерно в 16 метрах находилась дверь в класс, где удерживались заложники и, по всей видимости, укрылись боевики. Согласно первоначальному плану, на этом этапе операции группа капитана Либне должна была уступить место бойцам майора Левина, однако тех до сих пор не было. Не понимая, что происходит, капитан Либне дал несколько коротких автоматных очередей и засел за углом, оставшись прикрывать коридор.

А группа майора Амирама Левина в это время бежала наверх по лестнице. Из-за плотной дымовой завесы Левин ошибся и вместо того, чтобы подняться на второй этаж, пробежал лишь один пролёт и оказался на первом этаже. Ему понадобилось не менее 15 секунд, чтобы понять ошибку, но именно эти секунды оказались критическими.

Агонизирующий Рахим вбежал в класс, чтобы расправиться с заложниками. Ему на встречу бросился 17-летний паренёк, попытавшийся своим телом преградить террористу дорогу. Силы были неравны, предводитель террористов быстро повалил школьника на пол и в упор расстрелял его. Затем, в ярости, он прямо с порога стал расстреливать детей, не обращая внимание на то, что в классе находятся двое других боевиков, которых он рисковал задеть. Укрыться было негде, бежать было некуда. Размеры класса, в котором набилось около сотни детей, составляли шесть на восемь метров. Дети вскочили с пола и в панике бросились к окну. Девушек и парней террористы намеренно рассадили в разные стороны и теперь, во время бойни, девушки невольно стали живым заслоном между парнями и Рахимом. Чтобы завершить своё злодеяние, Рахим вытащил осколочную гранату и, сорвав чеку, бросил её в кучу раненых детей. В первые же секунды погибли 22 заложника: восемнадцать девушек и четверо парней.

Группа Муки Бецера должна была с началом штурма по приставной лестнице, через окно ворваться в класс. Однако не было дано предварительной команды о начале операции. Выстрел снайпера стал такой же неожиданностью для группы опытнейшего офицера “Сайерет Маткаль”, как и для террористов. Пока Муки со своими бойцами подбежал к стене и приставил лестницу, практически всё уже было кончено. Спецназовцы бросились по приставной лестнице наверх, но в этот момент им прямо на голову стали выпрыгивать школьники, пытавшиеся спасти свои жизни. Вдогонку детям сверху полетела осколочная граната, брошенная Рахимом. Вокруг царили хаос и неразбериха, спецназовцы, растерявшись, не понимали, что следует предпринять. Они замерли на лестнице. Дым был настолько плотным, что две группы “Сайерет Маткаль” рисковали попасть под перекрёстный огонь друг друга. В классе продолжали раздаваться автоматные очереди и, бойцы Муки Бецера, как и он сам, в какой-то момент ошибочно посчитали, что это группа майора Левина ликвидирует террористов.

Пока Рахим расстреливал школьников, группы капитана Либне и майора Левина из-за отсутствия видимости, смешались в кучу у входа на второй этаж. Плотный, едкий дым забил лёгкие и разъедал глаза, как слезоточивый газ. Спецназовцам пришлось, закрыв глаза и, задержав дыхание, бежать на звуки выстрелов и крики детей, доносившиеся из дальнего класса в конце коридора. В конце коридора было несколько окон, которые к счастью оказались распахнутыми, дым несколько рассеялся и спецназовцы смогли увидеть Рахима. С обезумевшим взглядом и перекошенным от ненависти лицом, он стоял в центре класса у школьной доски и, возился с автоматом. Одна из гильз застряла, заклинив затвор. Спецназовцы ворвались внутрь и изрешетили его автоматными очередями. Второй террорист стоял у дальней стены. По всей видимости, от всего увиденного он пребывал в глубоком шоке и даже не попытался защищаться. Бойцы “Сайерет Маткаль” буквально размазали его по стене, выпустив в него в упор несколько длинных очередей.

А от увиденного и в самом деле можно было лишиться рассудка. Спецназовцы стояли по щиколотку в детской крови. Где-то здесь, среди школьников должен был находиться третий террорист. Один из заложников, 15-летний паренёк, пытаясь привлечь к себе внимание спецназовцев, поднял руку, поскольку из-за криков и стонов ничего невозможно было разобрать. “Это террорист! Это террорист!” – кричал он, лежа в луже крови, указывая на кого-то, укрывшегося за его спиной. Это был третий член террористической группы Рахима, 19-летний Ахмад Салах Хараби. Он выглядел настолько молодо, что спецназовцы поначалу засомневались, решив, что школьник, обезумев от всего пережитого, ошибочно указывает на другого заложника. Однако все сомнения рассеялись после того, как и остальные дети стали кричать, что это террорист. Подбежав к нему, один из спецназовцев заметил, что террорист сжимает в одной руке гранату, а в другой, пистолет “Беретта”. Он был тяжело ранен, но оставался в сознании. Боец подошёл к террористу и произвел несколько выстрелов ему в голову.

Сразу после этого в класс вбежали десятки солдат и санитаров. С первого выстрела, ставшего сигналом к началу штурма, до последнего, в голову Ахмада Салах Хараби, прошло не более 30 секунд, ставших почти вечностью. То, что происходило в классе невозможно описать. Ничего более страшного бойцам “Сайерет Маткаль” прежде видеть не приходилось. Психологическая травма от увиденного, к тому же усиленная синдромом собственной вины, у многих спецназовцев была настолько серьёзной, что психологам пришлось приложить немало усилий, чтобы вернуть их в строй. Всё помещение было завалено окровавленными телами детей. Убитых от раненых невозможно было отличить. Тела погибших детей пришлось складывать в одну кучу у дальней стены, чтобы вытащить тех, кого ещё можно было попытаться спасти. В общей сложности из класса вынесли более 50 раненых детей, 10 из которых находились в критическом состоянии.

Антитеррористическая операция в Маалоте завершилась полным провалом. Погибли 22 школьника и более 50 получили серьёзные ранения. Ряд грубейших ошибок, совершённых на всех уровнях, начиная от политического руководства страны, заканчивая отдельными бойцами “Сайерет Маткаль”, стали причиной катастрофы. Сейчас, по прошествии нескольких десятков лет, легко рассуждать об ошибках совершённых в 1974 году, в то время, когда в Израиле только рождалась антитеррористическая тактика по спасению заложников. Всему приходилось учиться на собственных ошибках, платя неимоверно высокую цену. Именно по этой причине вскоре после похорон жертв была создана специальная государственная комиссия, призванная выявить ошибки, приведшие к катастрофе с тем, чтобы в будущем избежать их повторения.

Вот эти ошибки:
•В первую очередь, высшее политическое руководство страны проявило нерешительность. Операция началась слишком поздно, почти по истечении срока ультиматума, когда террористы могли ожидать начало штурма.
•План антитеррористической операции не был доработан до конца и, главным образом, опирался на импровизацию и опыт бойцов “Сайерет Маткаль”.
•Штурмовые группы были выведены на исходные позиции за пять часов до начала операции, что не позволило как следует согласовать их взаимодействие.
•Команда к штурму была дана неожиданно, без предварительного предупреждения.
•Снайпер не смог одним выстрелом ликвидировать главаря террористов.
•Капитан Либне совершил роковую ошибку, бросив в террориста фосфорную гранату.
•Майор Левин ошибся этажом, 15 секунд стоили жизни многим заложникам.
•В то время как террористы расправлялись с заложниками, майор Бецер принял стрельбу за прорыв групп Либне и Левина и не ворвался в класс по приставной лестнице.

Израильские школьники, погибшие во время прорыва палестинских террористов из организации НДФОП в город Маалот:

Михаль Сирток – 16 лет
Лили Мурад – 17 лет
Сара Софер – 15 лет
Малка Амроси – 15 лет
Илана Турджиман – 15 лет
Рахель Апута – 16 лет
Авива Сада – 15 лет
Сара Бен Шимон – 16 лет
Яков Кабла – 17 лет
Шушана Коэн – 16 лет
Сара Мадар – 16 лет
Яфа Коэн – 17 лет
Давид Мадар – 15 лет
Илана Нааман – 17 лет
Еудит Мадар – 17 лет
Йона Сабаг – 17 лет
Цвия Мор-Йосеф – 15 лет
Яков Леви – 17 лет
Юхбар Мазуз – 16 лет
Йохабат Диаи – 15 лет
Рина Коэн – 17 лет
Тамар Даган – 16 лет

Да будет благословенна их память.



Во всём Израиле на следующий день после бойни в Маалоте был объявлен национальный траур. Премьер-министр Голда Меир, выступив по телевидению, пообещала жестоко отомстить всем ответственным за этот теракт. Уже 16 мая 1974 года израильские ВВС нанесли мощнейший ракетно-бомбовый удар по лагерям НДФОП, расположенным на территории Южного Ливана, в лагере палестинских беженцев Эйн аль-Халауви и городе Набатия. Хотя палестинцы ожидали жесткой реакции израильских властей, налёт авиации стал для них полной неожиданностью, поскольку террористы полагали, что израильтяне не осмелятся нанести удар по густонаселённым районам. По сообщению ливанского радио, в результате налёта израильских ВВС погиб 21 человек и 134 получили ранения.

Спустя полгода, 13 ноября 1974 года Ясир Арафат, председатель ООП, в которую официально входил НДФОП, был с овациями принят на очередной ассамблее ООН. Пламенная речь Арафата, в частности о необходимости прекращения кровопролития и установления прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке, не помешала его боевикам ФАТХ, уже через пару недель в очередной раз попытаться прорваться на израильскую территорию для совершения теракта.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments