Categories:

Исламистский мятеж.

Отрывок из книги «Тайна и трагедия Усамы бен-Ладена[1]»

Глава-5

Исламистский мятеж. 

В ночь с 11 на 12 февраля 1979 года в Иране произошла так называемая Исламская революция, в результате которой персидский шах Пехлеви был свергнут, и к власти в стране пришли шиитские фанатики во главе с аятоллой Хомейни[2]. Саудовская Аравия не смогла остаться в стороне от общей для арабо-мусульманского мира пугающей тенденции нарастания ультра религиозного экстремизма и очень быстро испытала на себе надвигающийся исламистский фундаментализм. Страну стали сотрясать антиправительственные выступления шиитов, проживавших в восточных районах Саудовской Аравии (Эль-Хаса). Саудовскому ваххабитскому королевству, как хранителю главных мусульманских святынь первому пришлось столкнуться с «экспортом» Исламской революции аятоллы Хомейни. 

Свою исламистскую экспансию на Саудовскую Аравию иранские шииты решили начать с захвата главной мусульманской святыни, самой большой мечети Мекки, Аль-Масджид Аль-Харам. 

Краткая справка:

Мекка – самый святой для мусульман город. Религиозная столица Саудовской Аравии. Родной город пророка Мухаммеда. В центре города находится большая мечеть «Аль-Масджид Аль-Харам», хранительница древней аравийской реликвии - Черного камня, главной мусульманской святыни. Численность жителей старого города составляет 400 тыс. человек. 

Аль-Масджид Аль-Харам – самая большая мечеть Мекки (150 на 180 метров). Является главной целью мусульманских паломников, прибывающих со всех концов исламского мира в Саудовскую Аравию. Семь высоких минаретов, высокая каменная стена, опоясывающая площадь, в центре которой расположена Кааба, а так же бесчисленное количество глубоких подземных ходов превращают большую мечеть в неприступную средневековую крепость. 

Медина – второй по святости мусульманский город, в который пророк Мухаммед бежал из Мекки, спасаясь от противников новой религии. В Медине Мухаммед основал первую мечеть, Аль-Масджид ан-Наби, в которой он провозгласил значительную часть Корана. Здесь же ислам приобрёл характер самостоятельной религии. В мечети Аль-Масджид ан-Наби находится могила пророка Мухаммеда. Медина стала столицей первого исламского государства.


План исламистских мятежников состоял в том, чтобы, проникнув на территорию мечети, захватить в заложники короля Халеда, а затем принудить саудовского монарха отказаться от престола и признать шиитское правление на всей территории королевства. Это был лишь первый шаг на пути построения «второго Ирана». Казалось, сама идея захвата мечети Аль-Масджид Аль-Харам вызывала немало иронии и была более чем утопической, поскольку Большая мечеть Мекки, как и сама религиозная столица Саудовской Аравии, охранялась так же хорошо, как и королевский дворец. Во внутрь нельзя пронести даже небольшой кинжал, не говоря уже о пулемётах и взрывчатке. Каждый паломник, желающий приблизиться к Каабе, тщательно досматривался. Ни один транспорт не имел разрешение въезда на территорию мечети. Исключение составляли лишь грузовики семейной корпорации бин-Ладенов, имевшей исключительный контракт на ремонт в Святых Местах саудовского королевства. Более того, при въезде и выезде из Мекки они даже не подвергались формальному досмотру, чем и решили воспользоваться заговорщики, чтобы провести оружие. 

Некто Фалди, сын экс-султана Абдина[3], завязал близкую дружбу с Махрусом бин-Ладеном, когда тот учился в одном из британских университетов. Махрус, наивный молодой студент, не имевшим за спиной практически никакого зрелого жизненного опыта, чтобы попытаться просчитать на несколько шагов вперёд последствия тех или иных поступков. Благосостояние семьи в какой-то мере оградило его от обычных будничных забот внешнего мира, создав, как и остальным детям клана, тепличные условия. В свою очередь Фадли был связан с сирийскими исламистами-оппозиционерами, нашедшими убежище на территории Саудовской Аравии. Воспользовавшись давнишней дружбой, заговорщики, введя в заблуждение Махруса бин-Ладена, смогли на некоторое время «одолжить» несколько грузовиков семейной корпорации, якобы для перевозки безобидных коммерческих товаров. Именно на них шиитские мятежники провезли в мечеть Аль-Масджид Аль-Харам большое количество боеприпасов и провианта, чтобы в случае необходимости сдерживать длительную осаду правительственных войск. 

Последовавший налёт стал самым серьёзным испытанием Саудовской Аравии со дня образования королевства и до сегодняшних дней. 20 ноября 1979 года не случайно было выбрано днём исламистского мятежа, поскольку этот день по исламскому летоисчислению приходится на начало нового века – это первый день месяца мухарам 1400 года. 

В утренние часы около 50 тысяч паломников шествовали по кругу внутри Большой мечети Аль-Масджид Аль-Харам, ожидая своей очереди, чтобы приблизиться и прикоснуться к Каабе, в восточной стене которого на высоте полутора метров находится Чёрный камень. Неожиданно на семи минаретах мечети появились молодые люди, белые одежды которых были перетянуты красными лентами. Достав пулемёты и автоматы, они открыли беспорядочную стрельбу по молящимся паломникам. Началась страшная паника. Обезумевшая толпа стала разбегаться в разные стороны, затаптывая насмерть наиболее слабых. Люди любой ценой стремились пробиться к выходам, ещё более нагнетая и без того страшную панику. 

В тот день мятежники рассчитывали захватить короля Халеда, однако он так и не появился на утренней молитве. Планам шиитских террористов помешало слабое здоровье саудовского монарха. За день до описанных событий у него случился очередной сердечный приступ, и он был срочно госпитализирован в больницу. Тем не менее, мятежникам удалось задержать внутри Большой мечети около 6 тысяч паломников, в том числе и имама мечети, престарелого шейха Мохаммеда Бин Себиля. Предводитель мятежников, молодой человек лет тридцати – Джухейман аль-Отайби, - взяв в руки громкоговоритель, потребовал у захваченных паломников и шейха Мухаммеда признать Махди в одном из его людей – Мохаммеде ибн-Абдулле аль-Кахтани. На этом требования исламистских мятежников не ограничились. Террористы потребовали отменить все виды спорта, в том числе и профессиональный футбол, поскольку спорт, по их мнению, от  Сатаны; запретить женщинам выходить на улицы и работать вне дома и т.д. 

Это была прекрасно спланированная и хорошо подготовленная, широкомасштабная акция, целью которой являлось свержение правящей королевской семьи и установление на территории Саудовской Аравии шиитского режима иранской модели. По всей стране прокатились шиитские вооружённые выступления. Районы Табук и Эт-Таиф на некоторое время оказались под властью бунтовщиков. В Медине мятежники без труда захватили могилу пророка, мечеть Аль-Масджид ан-Наби. В нефтедобывающих районах Саудовской Аравии начались хорошо отрежиссированные беспорядки с участием иностранных рабочих. В случае успеха переворота им обещали намного улучшить условия жизни и поднять мизерную оплату труда, а так же предоставить саудовское гражданство. В тот же день возле королевского дворца в Эр-Рияде была взорвана машина, начинённая взрывчаткой. 

Выступление исламистов застало саудовские власти врасплох. Не желая повторение иранского сценария, национальная гвардия сразу окружила посольство США, взяв под свою охрану американских дипломатов и членов их семей.[4]

На первоначальном этапе все эти действия преследовали одну единственную цель – дестабилизировать ситуацию и запугать правящую королевскую семью. Они рассчитывали на то, что больной король Халед будет не в состоянии организовать подавление шиитов. Однако исламистские мятежники не учли одной детали: У больного короля был сильный наследник -  принц эмир Фахд, который уже давно являлся фактическим полновластным правителем Саудовской Аравии. 

Во время начала мятежа эмир Фахд находился далеко за пределами Саудовской Аравии, принимая участие в работе заседания Лиги Арабских Стран, проходившей в Тунисе. Тем не менее он немедленно принял решение вернуться в страну, чтобы лично возглавить подавление исламистского мятежа. Один из первых приказов, последовавший прямо из Туниса, звучал так: !Любой ценой уничтожьте захватчиков Большой мечети!» 

Национальная гвардия поняла приказ буквально. Это не была антитеррористическая операция по спасению заложников. Задача состояла в том, чтобы войти в Большую мечеть и ликвидировать главный очаг шиитского восстания, даже если во время штурма погибнут ни в чём не повинные паломники, оказавшиеся в заложниках у террористов. В тот же день плохо подготовленная лобовая атака захлебнулась. Национальная гвардия была вынуждена отступить, неся тяжёлые потери. Приблизившись к стенам Большой мечети, она попала под шквальный пулемётный огонь. 

Саудовские власти не оценили силы и степень подготовленности осаждённых исламистов, готовящихся к операции в течение многих недель. Их вооружение - тяжёлые пулемёты, противотанковые переносные ракетные комплексы, большое количество различных боеприпасов. На семи минаретах Аль-Масджид Аль-Харам разместились снайпера, взявшие под контроль периметр Большой мечети. Мятежники позаботились о том, чтобы внутри осаждённой мечети были провиант и вода. В одном из подвальных помещений был устроен полевой госпиталь, который обслуживали несколько квалифицированных врачей и медсестёр. 

Как только стало известно о характере выдвинутых мятежниками требований, ни у кого не возникло сомнения в наличии «иранского следа». В свою очередь, лидер Исламской революции, желая «перестраховаться», поспешил обвинить Соединённые Штаты в том, что они стоят за спиной организаторов мятежа. По словам аятоллы Хомейни, американцы стремятся столкнуть суннитов и шиитов в междоусобной войне с тем, чтобы контролировать арабскую нефть. И хотя  эти беспочвенные обвинения не звучали дико, в арабском мире поднялась волна антиамериканского возмущения. Только после того, как правительство Саудовской Аравии заявило о том, что организаторы мятежа - члены саудовской фундаменталистской секты, организованной в 1973 году, а состав боевиков, захвативших Большую мечеть, носит интернациональный характер, нападки на администрацию Белого Дома прекратились. В состав исламистских мятежников входили пакистанцы, саудовцы, граждане Северного и Южного Йемена, Марокко, Кувейта и т. д. 

Правительственные войска, в авангарде которых шла Национальная гвардия, в течении двух дней тщетно пыталась выбить террористов из мечети, однако  их попытки не увенчались успехом. Тогда 22 ноября 1979 г.  Национальная гвардия предприняла генеральный штурм. При поддержке бронетранспортёров, нескольких танков и боевых вертолётов они смогли пробить брешь в мечети и ввязаться в ближний бой. Однако результата это не принесло никакого, хотя цена была заплачена очень высокая: Национальная гвардия потеряла несколько единиц боевой техники, по некоторым сведениям, даже боевой вертолёт, сбитый точным попаданием противотанковой переносной ракетной установки. Но самое неприятное заключалось в том, что террористы спустились в подвалы, навязав правительственным войскам выгодную для себя тактику. Национальная гвардия потеряла своё главное преимущество – манёвр, количественное превосходство и использование тяжелого вооружения. 

Будущий король Саудовской Аравии, наследный принц эмир Фахд, понимал, что избранная стратегия не приведёт к успеху. Здесь должны действовать специально подготовленные солдаты – коммандос, обученные антитеррористическим методам ведения боевых действий. В 1979 году у Саудовской Аравии ещё не было своего спецназа, именно поэтому король Халед лично обратился к тогдашнему президенту Франции Валерии Жискару д’Эстену с просьбой об оказании помощи. Ночью 23 ноября 1979 года на одном из военных аэродромов Саудовской Аравии приземлился самолёт «Мистер-20», с борта которого сошли коммандос, спецподразделения французской жандармерии GIGN, под командованием капитана Барриля. 

Краткая справка:

GIGN – Группа быстрого реагирования Национальной Жандармерии (Groupe d’Intervention de la Gendarmerie Nationale) – создана в марте 1974 года. Создание подразделения стало ответом французского правительства на нарастающую угрозу арабского терроризма, после трагических событий ХХ мюнхенской летней Олимпиады. 

В 1975 году группа провела успешную операцию на Корсике против Фронта Национального Освобождения Корсики. С тех пор подразделение претерпело некоторые изменения, в том числе и в названии, но костяк личного состава группы неизменно оставался прежним. Бойцы GIGN прекрасно проявили себя в январе 1978 года во время подавления бунта заключённых во французской тюрьме Клерво. В 1980 году подразделение было задействовано для защиты от демонстрантов ядерного центра в Плогоффе и в 1981 году для защиты ядерного центра расположенного неподалёку от Гольфеша. 

В 1984 году подразделение получило название «Десантный эскадрон быстрого реагирования Национальной жандармерии” (Escadron Parachutiste d’Intervention de la Gendarmerie Nationale; EPIGN). 

Начиная с 1985 года, несколько батальонов Эскадрона постоянно действовали в Стране басков, оказывая поддержку местной полиции в борьбе с терроризмом. В 1986 году Эскадрон принимал участие в операции против мафии в Экс-ан-Провансе. В сентябре 1989 года участвовал в операции по наведению порядка на острове Новая Каледония, во время восстания туземцев-канаков.  

Самая удачная операция – спасение 18 заложников самолёта в Марселе, захваченного террористами в 1994 году. 

Спецподразделение подчиняется Службе безопасности Национальной жандармерии. За время своего существования провело около 100 антитеррористических операций, и спасло более 500 человек, во время которых погибло 10 бойцов подразделения. 

Сразу возникла, на первый взгляд, неразрешимая проблема: Французские коммандос, не будучи мусульманами, не имели права ступить не только на землю Большой мечети, но и вообще въезжать на территорию священной Мекки. Тогда капитан Барриль, командовавший французскими коммандос, предложил компромисс: вывести из Большой мечети Национальную гвардию, а саму мечеть взять в плотное кольцо, дабы предотвратить бегство или поступление новых сил террористов. Пока «переговорная группа» будет тянуть время, он и его коммандос попытаются подготовить бойцов Национальной гвардии специальным антитеррористическим методам ведения войны. 

Было известно, что основные силы мятежников укрепились в подземных ходах, которыми словно голландский сыр была испещрена не только большая мечеть Аль-Масджид Аль-Харам, но и весь старый город Мекки. Однако когда капитан Баррель попросил план подземных ходов, выяснилось, что их не существует. В них просто не было никакой надобности. Такие планы могли оказаться, только у корпорации бин-Ладенов, поскольку только она занималась ремонтом и реконструкцией Святых Мест. После того как бин-Ладены предоставили точные планы ходов, была разработана уникальная для того времени антитеррористическая операция.

Семь минаретов Большой мечети  во время штурма можно было накрыть плотным артиллерийским огнём, однако основные силы мятежников засели в подземных ходах. Там же находились и заложники. Капитан Баррель предложил войти в Большую мечеть через подземные лабиринты. Национальная гвардия должна была очищать себе путь, запуская перед собой слезоточивый газ, а так же нервно-паралитический газ «СБ» -  его действие     временно   и не представляет   опасности для жизни. 

На подготовку антитеррористической операции  было отведено   10 дней. Всё это время французские коммандос обучали саудовских гвардейцев антитеррористической тактике ведения боя, используя нервнопаралитический газ и заряды направленного действия малой мощности. 

К 3 декабря 1979 г.  очаги шиитского мятежа были почти полностью подавлены на всей территории Саудовской Аравии. Оставалось локализовать, только основной очаг бунта. Выбить исламистских боевиков из Большой мечети.  

4 декабря 1979 г. в 10 часов утра Национальная гвардия приступила к штурму. Шквальный артиллерийский огонь заставил исламистов спуститься в подземелье. Тут же в ход пошли специальные команды, оснащённые 30 газомётами. Пытаясь спастись, террористы заваливали двери, однако саудовские гвардейцы тут же сносили их, специально подготовленными зарядами взрывчатки. 

К 14:00 сопротивление прекратилось: захвачены в плен 63 мятежника, остальные нашли свою смерть под пулемётным огнём или в подземных завалах, около 200 заложников погибли во время штурма. Потери гвардейцев составили: 12 офицеров и 115 солдат,  49 офицеров и 402 солдата получили ранения различной степени тяжести.

В результате расследования выяснилось, что исламистская секта была создана по инициативе нескольких арабских стран, враждебно настроенных по отношению к саудовской королевской семье. Не меньшее изумление следователей вызвал тот факт, что фанатикам помогали многие студенческие организации, а так же некоторые военнослужащие, недовольные засильем родовой знати и внутренней политикой, проводимой саудовским правительством. 

Ранним утром 9 января 1980 года в шести крупнейших городах Саудовской Аравии начались показательные казни. В Мекке девяти саудовцам, двум южным йеменцам, одному египтянину, одному суданцу, одному кувейтцу и одному иракцу на центральной площади прилюдно были отрублены головы. В Медине та же участь постигла четырёх саудовцев, одного южного йеменца и двух египтян.  были отсечены головы. В Эр-Рияде были казнены семь граждан Саудовской Аравии, два египтянина и один гражданин Кувейта. В Дамане -  три саудовца, однин египтянин, один кувейтец, один гражданин Южного Йемена и один гражданин Северного Йемена. В Бурайде обезглавили одного южного йеменца, пятерых саудовцев и одного египтянина. В Табуке были казнены ещё пятеро исламистских мятежников: три гражданина Саудовской Аравии, один гражданин Южного Йемена и один египтянин. Кроме того, 107 пособников мятежа, в том числе 23 женщин и подростков, приговорили к длительным срокам лишения свободы. 

Тела самозваного Махди, а так же предводителя мятежников Джухеймана аль-Отайби, были извлечены из завалов несколькими днями позже, во время восстановительных работ в Большой мечети Аль-Масджид Аль-Харам. 

В ответ на эти выступления, которые чуть было не стоили королевской семье престола, наследный принц эмир Фахд был вынужден взять инициативу в свои руки и объявить в начале 1980 года о планах создания Консультационного совета[5], некого подобия парламента. 

Во время кризиса Махрус бин-Ладен был арестован и брошен в застенки секретной службы. Его семейный клан не отказался от него, однако и не стремился открыто использовать своё влияние для облегчения его участи.    Королевская семья также  не торопилась обрушиться с гневом. Она всегда проявляла здравый смысл, когда кто-то из представителей клана оказывался замешанным в тёмных, а тем более, антигосударственных делах. Лишь после того, как следствие выяснило, что мятежники воспользовались неведением Махруса бин-Ладена, чтобы завладеть грузовиками корпорации, его освободили из-под стражи. Несмотря на то, что Махрус бин-Ладен достаточно легко выпутался из этой, казалось безвыходной ситуации, случай с грузовиками негативным образом сказался на всей его последующей карьере: отныне в семейной корпорации ему не было места даже на второстепенных ролях. До сегодняшнего дня он довольствуется относительно скромной должностью менеджера, представляя интересы семейной корпорации в Медине. 

В любом случае этот эпизод продемонстрировал силу связей между королевской семьёй и кланом бин-Ладенов. Нет ни малейшего сомнения в том, что, будь на месте клана бин-Ладенов любая другая семья, Махрус сгнил бы в подземной тюрьме, а семья была бы  разорена и разгромлена. В предупреждение другим ей бы наверняка запретили заниматься какой-либо экономической деятельностью на территории королевства. 

Клан бин-Ладенов смог полностью оправдаться перед своими друзьями-покровителями. Инцидент был очень скоро забыт и в последствии вспоминался лишь  как досадное недоразумение.

 Однако никому в голову даже не могло прийти, что в то время как королевская семья противостояла ирано-исламистской экспансии, в «семейных недрах» клана бин-Ладенов задолго до событий ноября 1979 года успел зародиться и созреть гораздо более опасный для правящей королевской семьи вирус-мутант, который очень скоро распространится, практически по всему миру. Имя ему – Осама бин-Ладен. Если бы он планировал государственный переворот в 1979 году, возможно, история арабо-мусульманского мира пошла бы совершенно иным путём. 

    

[1] В арабской транскрипции правильно произносить: Осама бин-Ладен. 


[2] В переводе с арабского языка «аятолла» буквально означает «отражение Аллаха». Полное имя Хомейни: Рухолла аль-Мусави аль-Хомеини. 


[3] Одна из областей Южного Йемена. 


[4] 4 ноября 1979 года иранские студенты захватили американское посольство в Тегеране. 


[5] Консультационный совет был сформирован, лишь в 1993 году. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded