Categories:

Жизнь и смерть Ахмад Шах Масуда.

Окончание. (Начало в публикации от 8 февраля 2019 г.) 

Пытаясь спасти бесценные статуи, имевшие колоссальную художественно-историческую ценность, по значению сравнимую со скульптурой «Давида» Микеланджело, министр иностранных дел Индии  заявил, что его страна готова выкупить статуи и вывезти их, напомнив при этом, что они в первую очередь являются сокровищем самого афганского народа. 

На защиту буддийских артефактов поднялся весь арабо-мусульманский мир. Даже руководство исламского Ирана обратилось к лидерам «Талибана» с предложением выкупа двух статуй Будды.   Ответ министра иностранных дел правительства талибов превзошёл все мыслимые границы цинизма. Вакиль Ахмед Мутавакиль заявил: «Мы сказали Ирану, что сохранение культурного наследия – действительно наша обязанность, но уничтожение идолов – религиозный долг». 

1 марта 2001 года  талибы приступили к уничтожению бесценных памятников доисламской культуры Афганистана. Для этой цели они использовали все доступные средства, включая танки, артиллерию, гранатомёты и ракетные установки. В интервью информационному агентству BBC News  министр информации и культуры талибов Кудратулла Джамаль  подтвердил, что на рассвете началась очистка от «языческой скверны» в городах Кабуле, Кандагаре, Джелалабаде, Газни, Герате и Бамиане. В тот же день пакистанское новостное агентство передало слова муллы Мухаммеда Омара: «Всё, что мы уничтожаем, - это все лишь камни. Я доверяюсь Аллаху и ни о чем не беспокоюсь. Моя задача – установление исламского порядка». 

Разрушения памятников было приостановлено лишь на три дня, в связи с наступлением исламского праздника жертвоприношения «Ид-аль-Ахта», а  сразу после окончания праздника религиозные вандалы продолжили уничтожение буддийского наследия Афганистана. В четверг, 12 марта 2001 года,   основание гигантских скульптур было заложено большое количество взрывчатки. Затем буддийский комплекс был подвержен артиллерийскому обстрелу. 

Отвечая итальянской газете «Il Manifesto» на вопрос: «Не кажется ли вам, что подобная позиция наносит вам вред в глазах внешнего мира именно в тот момент, когда вы наиболее остро нуждаетесь в поддержке?», мулла Мухаммед Омар ответил: «У нас есть свои принципы, и мы намеренны, соблюдать их. Если это является грехом в глазах мира, что ж, мы готовы претерпеть последствия этого здесь, на земле, чтобы насладиться плодами своего послушания в раю Аллаха. Мы хорошо знаем, что вы, западные люди, считаете нас сумасшедшими, но мы следуем только тому, что заповедано нам Кораном. Мы считаем упадочным ваш образ жизни, однако, не вмешиваемся в ваши решения». «Только потому, что не можете?» «Возможно, вы правы», - ответил мулла Омар. 

 Страшно себе представить, во что бы превратилась наша жизнь, если бы исламские религиозные безумцы, подобные мулле Омару и Осаме бин-Ладену, имели бы достаточно сил навязать своё мракобесие остальному миру. 

Остальной цивилизованный мир, хотя и осуждал режим талибов, однако ничего конкретного, кроме введения экономических санкций, не имевших никаких реальных последствий, не предпринимал. Однако  уничтожение сотен памятников доисламской культуры Афганистана заставило ООН и, в частности, Евросоюз предпринять более решительные меры. Весной 2001 года Ахмад Шах Масуд получил официальное приглашение от МИД Франции и руководства Европарламента. Прибытие Ахмад Шах Масуда в Париж носило исторический характер и, по мнению многих политологов, стало для «Северного Альянса» настоящим «открытием окна в Европу». До этого Ахмад Шах Масуда, хоть и признавали представителем законного афганского правительства, однако особым вниманием не баловали.  

4 апреля 2001 он был принят министром иностранных дел Франции Юбером Ведрином. В личной беседе министр иностранных дел подтвердил свою позицию, заявив, что рассматривает Ахмад Шах Масуда в качестве единственного легитимного представителя афганского народа. Свои слова Юбер Ведрин подкрепил выделением 23 миллионов франков на оказание гуманитарной помощи «Северному Альянсу». 

В тот же день Масуд провел переговоры с председателем сената Кристианом Понсоле и председателем Национальной ассамблеи Франции Раймоном Форни. Во время переговоров стороны уточнили свои позиции и обсудили пути дальнейшего сотрудничества.  Ахмад Шах Масуд высказал мнение,  что действия «Талибана» следует рассматривать исключительно в контексте стратегических замыслов Пакистана, а так же международных исламистских террористических организаций в отношении стран центрально- азиатского региона. Обе стороны сошлись во мнении, что, не будь антиталибской коалиции, ситуация в бывших среднеазиатских республиках СССР была бы крайне напряжённой. 

На следующий день Ахмад Шах Масуд выехал в Страсбург, где выступил с многочасовым докладом перед руководством Европарламента. Он подробно изложил ситуацию в Афганистане, рассказал возможностях антиталибской коалиции. Обращаясь к руководителям Европарламента, Масуд, в частности, заявил, что «Северный Альянс» противостоит не только движению «Талибан», но и многочисленным исламистским международным террористическим организациям, получившим укрытие под знаменем муллы Мухаммеда Омара. По его мнению, талибами и их союзниками движет идеология, в основе которой лежит религиозный фундаментализм и экстремизм, представляющие угрозу не только афганскому народу, но и всем странам центрально-азиатского региона. В сложившихся условиях равнодушие цивилизованного мира может привести к катастрофическим последствиям. Ахмад Шах Масуд предостерёг: пустив корни в Афганистане, метастазы исламизма расползутся по всему миру, затронув  и европейские страны. 

Отдельным Масуд коснулся не менее страшной проблемы - наркобизнеса. По его мнению, распространение наркотиков является ничем иным как, ещё одной формой войны. Экспорт наркозелья в немусульманские страны, поставленный на широкую ногу талибами, является новой тактикой ведения войны. Направляя беду в отдельные семьи, талибы изнутри разрушают современное общество. 

В Афганистане Ахмад Шах Масуда встретили как героя, «покорителя Европы». Несмотря на то что он не получил практически никакой реальной помощи, ему была оказана серьёзная моральная поддержка в борьбе с талибами.    Крупномасштабное весеннее наступление альянса поставило под угрозу сам факт пребывания талибов у власти. Несколько отрядов «Талибана» перешли на сторону Ахмад Шах Масуда. Не сложно себе представить, как развивались бы дальнейшие события, если бы в их ход не вмешался Осама бин-Ладен. 

Можно предположить, что события 11 сентября и покушение на жизнь Ахмад Шах Масуда являются звеньями одной цепи. В то время как в США члены «Эль-Каэды» подошли к последнему этапу подготовки террористической атаки на Всемирный Торговый Центр, Пентагона и Капитолий, в Афганистане Осама бин-Ладен приступил к первой фазе операции. Ему необходимо было ликвидировать главную угрозу –Ахмад Шах Масуда, тем самым обеспечить себе надёжный тыл в Афганистане. 

9 сентября 2001 года в штаб-квартире Ахмад Шах Масуда, располагавшейся в селении Ходжа Бахауддин в провинции Тахор, появились два алжирских тележурналиста. Представившись гражданами Бельгии морроканского происхождения, они предоставили рекомендательное письмо лондонского Исламского Центра Наблюдения, изъявив желание взять интервью у лидера «Северного Альянса». Во время записи беседы один из террористов-смертников привел в действие вмонтированное в кинокамеру взрывное устройство, смертельно ранив при этом Ахмад Шах Масуда, его переводчика и пресс-атташе. Одного из террористов разорвало на месте, другого застрелили телохранители Масуда. 

Позже выяснилось, что «тележурналисты» воспользовались украденными бельгийскими паспортами. Кинокамера, в которой было спрятано взрывное устройство, так же была похищена в декабре 2000 года в Гренобле на юго-востоке Франции. 

Ахмад Шах Масуд скончался не приходя в сознание при транспортировке в госпиталь в Душанбе. Однако долгое время информация о его смерти тщательно скрывалась. Распускались слухи о том, что лидер «Северного Альянса» спасся, получив серьёзные ранения, однако его жизни на данный момент ничто не угрожает. Смерть столь харизматического лидера могла всем показаться кончиной всего антиталибского союза.  Однако факт гибели Ахмад Шах Масуда необходимо было признать. Командующим вооружёнными силами «Северного Альянса» стал ближайший соратник Масуда, министр государственной безопасности в правительстве Бурахуддина Раббани генерал Мухаммад Фахим Хан. 

16 сентября 2001 года тело Ахмад Шах Масуда было предано земле. На месте его погребения в Панджшерском ущелье был возведён мавзолей, ставший местом поклонения многочисленных паломников. В Афганистане и по сей день Ахмад Шах Масуд почитается как святой. Осаме бин-Ладену удалось то, что не в силах были сделать, ни советские, ни пакистанские, ни какие-либо другие спецслужбы. Почти 20 лет Ахмад Шах Масуду удавалось выходить победителем из самых сложных, казалось безвыходных ситуаций,  не потерять своё лидерство в афганском водовороте, сопровождаемом постоянными заговорами и покушениями со стороны многочисленных политических врагов, исламских экстремистов и конкурирующих этнических племён. Осама бин-Ладен, устранив самого  опасного противника, погасил наиболее яркую звезду афганского небосвода. «Эль-Каэда» и «Талибан» рассчитывали, что гибель Масуда сможет серьёзно ослабить «Северный Альянс», обострить противоречия между его сторонниками и привести к развалу антиталибского союза, но этого не произошло.    19 октября 2001 года, армия Соединённых Штатов при поддержке воинских контингентов стран НАТО начала активные боевые действия на территории Афганистана, подвергнув массированным бомбардировкам с воздуха позиции «Эль-Каэды» и «Талибана» и поддержав широкомасштабное наступление «Северного Альянса». 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded