Categories:

Убийство раввина Меира Кахане.

Ахмед Рамзи Юсеф – террорист нового типа. 


Рамзи Юсеф, он же Адам Адель Али, он же доктор Адель Саба, настоящее имя которого было известно весьма ограниченному кругу людей. Рамзи стал прототипом современного международного террориста качественно нового типа. Восхождение этого человека на «террористический Олимп» не было мгновенным, однако результатам его маленькой террористической ячейке могли позавидовать даже такие огромные террористические организации, как «Эль-Каэда», «аль-Джамаа аль-Исламийя» и «Джихад аль-Ислами аль-Масри».

Имя этого террориста впервые появилось в оперативных сводках ещё в начале 1991 года, однако ФБР тогда не отнеслось к нему с должной серьёзностью. Если бы в 1991 году ФБР проявило бы расторопность, наверняка можно было бы избежать многих терактов, включая известные трагические события 11 сентября 2001 года. 

На протяжении многих лет одна администрация Белого Дома сменяла другую, не понимая той опасности, которую представляли для США террористы подобные Рамзи Юсефу. 

Краткая биографическая справка:

Абд эль-Басит Махмуд Абд аль-Карим, более известный под именем Ахмед Рамзи Юсеф родился Кувейте в 1968 году в семье пакистанских эмигрантов. 

В биографии Рамзи Юсуфа больше «белых пятен» и домыслов, чем достоверной информации. О его детстве и отрочестве, как и его семье, мало что известно, поскольку его семья ничем особым не привлекла к себе внимание, а сам Рамзи Юсеф стал интересен, лишь ступив на путь профессиональной террористической деятельности.

В конце 1980-х годов, вдохновлённый религиозно-экстремистской идеологией священного антисоветского джихада палестинского шейха Абдаллы Азама, в числе арабских добровольцев он приехал в Пешавар, чтобы принять участие в борьбе с советскими войсками. Прибыв на историческую родину, в Пакистан, Рамзи Юсеф попал под влияние людей бин-Ладена и в скором времени оказался в одном из учебных лагерей «Эль-Каэды»  недалеко от Джелалабада. В течении полугода он сменил несколько учебных лагерей, финансируемых Осамой бин-Ладеном. Там он получил специализацию подрывника, научившись изготавливать самодельные взрывные устройства, а так же в кустарных условиях производить взрывчатые вещества из общедоступных химических препаратов, в том числе из   сельскохозяйственных удобрений. На сегодняшний день это наиболее ценимое «интеллектуальное приобретение» в любой террористической организации мира. Нет достоверных сведений о том, встречался ли когда-нибудь Рамзи Юсеф с Осамой бин-Ладеном, однако ближайшим окружением «шейха моджахедов» были замечены исключительные способности молодого кувейтца. После недолгого пребывания на передовой Рамзи Юсефу предложили пройти дополнительное обучение в спецшколе «Эль-Каэды», в которой он получил первые основы нелегальной работы и диверсионно-террористической деятельности. Как показало время, это было одно из самых удачных капиталовложений Осамы.  

В 1991 году, не без посредничества людей бин-Ладена, Рамзи Юсеф сошёлся с давним соратником «шейха моджахедов», лидером филиппинской террористической организации «Абу Сайяф» Абдурагаком Абу Бакаром Джанджалани.  

«Абу Сайяф» – самая малочисленная из исламистских террористических организаций, борющаяся за создание исламского государства на острове Минданао на юге Филиппин. Возникла в 1991 году на базе расколовшегося «Национального фронта освобождения Моро» (НФОМ). Её методы работы походят на методы отъявленных уголовников. Она насчитывает в своих рядах несколько сотен молодых мусульманских радикалов, в основном выходцев из высших учебных заведений. «Абу Сайяф» поддерживала тесные связи с Осамой бин-Ладеном, выступая единым фронтом с «Эль-Каэдой» и базируется на южных островах Филиппин (Сулу, Тави-Тави и Басилан). Организация исповедует идею непримиримого вооружённого джихада. 

В террористической организации Джанджалани Рамзи Юсеф стал играть роль технического консультанта боевиков «Абу Сайяф», специализирующихся на захвате заложников и контрабанде наркотиков. Принято считать, что Рамзи Юсеф был одним из многочисленных «солдат» бин-Ладена, действующих в союзных «Эль-Каэде» террористических организациях. 

В ноябре 1990 года, сразу же после окончания еврейского праздника Суккот в Нью-Йорк из Израиля приехал известный и достаточно популярный среди американских евреев, израильский раввин-экстремист Меир Давид Кахане, основатель организации «Лига защиты евреев» и ныне запрещённой в Израиле экстремистской организации «КАХ». Он собирался совершить длительное турне по крупным городам Соединённых Штатов, в ходе которых раввин Кахане намеревался выступить перед американскими еврейскими общинами, пытаясь убедить их в необходимости срочной алии – чтобы «…спасти от уничтожения евреев, живущих в изгнании…» 

 Экстремистская идеология Меира Кахане была не многим лучше идеологии исламистов. За красивыми речами скрывался призыв к насилию и убийствам. Это может служить ярчайшим примером того, что экстремизм и терроризм, хотя и имеют различные оттенки, зависящие от той среды, в которой они прорастают, по своей сути имеют одно хорошо узнаваемое лицо.  Христианский, исламский или иудейский терроризм, если убрать национально-религиозную подоплёку, ничем не отличаются друг от друга. Это явление чуждо цивилизованному, разумному, демократическому обществу. Раввин Кахане, совершивший алию в Израиль из Соединённых Штатов в 1972 году, неоднократно преследовался израильскими правоохранительными органами за свои экстремистские высказывания и даже провел несколько лет в тюрьме. 

5 ноября 1990 г. раввин Меир Кахане выступал в отеле «Мариотт» на Лексингтон-авеню в Манхеттене перед большой группой евреев. Стоя на трибуне, пламенный оратор Меир Кахане говорил не только о необходимости срочной алии американских евреев, но и о создании отрядов еврейской самообороны, что по американским законам могло бы вполне рассматриваться как призыв к насилию:

«…Никогда больше евреев не будут бить, никогда больше мы не потерпим насилия со стороны неевреев… Мы – новое поколение, и представители этого поколения отрубят руку, поднявшуюся против евреев, так, чтобы каждый, кто ударит еврея, сам получил бы удары, и более сильные удары…» 

В этот момент в переполненном зале прозвучали выстрелы и, раввин Меир Кахане, словно поперхнувшись на полуслове, не обронив ни единого звука, тихо осел на пол, обливаясь кровью. Одна из пуль попала раввину в шею, нанеся смертельное ранение. Человека, подозреваемого в убийстве, задержали практически сразу же. Во время возникшей перестрелки он получил ранение и не смог скрыться. При нём оказался пистолет «Магнум» девятого калибра, из которого, предположительно и был сделан смертельный выстрел. Им оказался египетский эмигрант по имени Саид Нусейр. 

За год до этого Саид Нусейр приехал в Нью-Джерси из Каира. Женившись на местной мусульманке, гражданке США, Нусейр без особых бюрократических проволочек, в скором времени смог получить вид на жительство, так называемый «грин-карт». Соседи характеризовали его как нелюдимого,  несколько необычного человека. В Нью-Йорке он подряжался на любую самую примитивную и грязную работу, не требующую высокой квалификации. Однако мало кто знал, что Саид Нусейр уже давно являлся тайным членом исламистской группировки, организованной «слепым шейхом» Умаром Абд аль-Рахманом. 

Американский суд признал Саида Нусейра виновным, но только в соучастии в убийстве раввина Меира Кахане. Дело в том, что пистолет, обнаруженный у него во время ареста, оказался не тем, из которого был произведён смертельный выстрел. Баллистическая экспертиза дала однозначное заключение: Саид Нусейр сделал лишь один-единственный выстрел, и тот в воздух, остатки пули были обнаружены в потолке. По всей видимости, ему отводилась роль отвлекающего манёвра. Когда всё внимание было приковано к Саиду Нусейру, в завязавшейся суматохе неизвестный беспрепятственно подбежал к раввину Меиру Кахане и произвёл выстрел с близкого расстояния практически в упор. 

Следователи ФБР   посчитали, что Саид Нусейр идентифицировал себя с палестинцами и, несмотря на то, что у него был сообщник, действовал исключительно по собственной инициативе. Таким образом, ФБР восприняло кровавый инцидент как обычное убийство на национально-религиозной почве -  в Нью-Йорке это считается тяжким преступлением, однако не из ряда вон выходящим происшествием. По мнению правоохранительных органов, не было никаких причин отдавать это дело в ФБР для дальнейшей разработки. По всей видимости, не малое влияние на перспективность расследования оказал американский истеблишмент, открыто бойкотировавший Меира Кахане из-за его экстремистских выпадов в сторону палестинских арабов. Даже посольство Израиля в США демонстративно дистанцировалось от «дела Кахане», несмотря на то, что с 1984 года раввин  членом Кнессета. Со стороны могло выглядеть так, словно смерть раввина-экстремиста устраивала всех.  Израильский истеблишмент воспринимал Меира Кахане как откровенного провокатора, и его убийство никого особенно не огорчило. 

При обыске в квартире Саида Нусейра были обнаружены документы на арабском языке,  фотографии и списки стратегических объектов на территории Нью-Йорка и Вашингтона, в том числе  фотографии Всемирного торгового центра: «башни-близнецы»,   планы подъездов к ним, стоянки и охранники. Как ни странно, это не вызвало интереса у следователей ФБР. Более того,   документы на арабском языке были переведены крайне некачественно.  Прочим, это не удивляет, так как всё расследование было проведено чрезвычайно неряшливо. Сотрудники ФБР даже не удосужились перепроверить имена, содержащиеся в документах. Именно тогда впервые проскочило имя Ахмеда Рамзи Юсефа, однако на него никто не обратил внимание. Только спустя несколько лет, после повторного расследования, выяснилась истинная роль этого человека.

Один из террористов в 1993 году на допросе с пристрастием в застенках египетской службы безопасности раскололся и стал давать показания:

«…На самом деле Нусейр не стрелял в Кахане. Операция была спланирована весьма изощрённо. Роль Нусейра сводилась к тому, чтобы отвлекать общее внимание…

…Собравшиеся в зале гостиницы в Манхеттене слушали выступление Кахане. Нусейр вынул пистолет «Магнум» – как было намечено – и выстрелил в воздух. В то время, когда взоры присутствовавших были обращены на него, настоящий убийца выстрелил в Кахане из другого пистолета, также из «Магнума»… 

…Все бросились в погоню за Нусейром. В него стреляли, он был ранен и арестован. А убийца в это время, не спеша спустился на улицу и, сев в ожидавшее его такси, выехал в аэропорт. Спустя несколько часов он уже был далеко за пределами США… 

…Убийство Кахане от начала до конца было спланировано Рамзи Юсефом…”.[1]

На допросе террорист так и не смог назвать имя убийцы, поскольку в это время он находился на улице, однако ни у следователей ФБР, ни у их египетских коллег не возникло сомнения в том, что в раввина Меира Кахане стрелял не кто иной, как Ахмед Рамзи Юсеф. 

В конце 1980-х годов Рамзи Юсеф под своим настоящим именем, Абд эль-Басит Махмуд Абд аль-Карим, въехал на территорию Соединённых Штатов. Он мог не опасаться, поскольку и в Афганистане, и в других неспокойных странах Ахмед Рамзи Юсеф намеренно всплывал под вымышленными именами. С того момента, как он впервые появился в Пакистане,   его настоящее имя ни разу не фигурировало ни в одном документе. Действуя под прикрытием различных благотворительных организаций и торговых фирм-прикрытий, Рамзи Юсеф спокойно курсировал между Пакистаном, Соединёнными Штатами, Филиппинами и странами Ближнего Востока. Умудряясь не вызывать подозрение у американских властей, он смог организовать несколько «законсервированных» террористических ячеек, готовых по первому же сигналу выйти из подполья и нанести удар в самые уязвимые места на территории Соединённых Штатов. 

Ахмед Рамзи Юсеф сделал особый акцент на проведении макро терактов, на правленых на уничтожение сотен и тысяч мирных жителей. В его террористических ячейках никогда не было свыше трёх – пяти человек, в основном ветеранов Афганистана или местных исламистов. Рамзи Юсуф всегда следил за тем, чтобы между его террористическими ячейками никогда не существовало никакой связи. Порой два человека, принадлежавшие к двум разным ячейкам одного звена, могли жить по соседству друг с другом, даже поддерживать какое-то общение, но держать в полном секрете своё знакомство с «Рашидом иракским». Под этим именем он был известен членам «американских» террористических ячеек. Как правило, террористические ячейки Рамзи Юсефа носили «одноразовый» характер, несмотря на то, что в первые годы них не было террористов-самоубийц. 

В начале 1990-х годов Рамзи Юсеф на регулярной основе стал получать помощь от «людей бин-Ладена», через многочисленные неправительственные исламские благотворительные организации, как: «Исламская Всемирная Лига» (M.W.L.) и «Международная Исламская Благотворительная Организация» (I.I.R.O.). 

    

[1] Из протокола допроса члена террористической ячейки Рамзи Юсуфа, Махмуда Абу Халима, двоюродного брата Саида Нусейра. Во время убийства раввина Меира Кахане он находился за рулём автомобиля, на котором должен был скрыться Саид Нусейр. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded