Categories:

2000 г. Нападение на эсминец "USS Cole".

Двусторонние отношения между Соединёнными Штатами и Йеменом проделали длинный путь, претерпев серьёзные испытания, что не помешало американцам к 2000 году превратить йеменский морской порт Аден   в одну из наиболее важных стратегических баз ВМС США на Аравийском полуострове и Персидском заливе. Невзирая на то что значительная часть населения Йемена была настроена откровенно антиамерикански, начиная с 1998 года прослеживалась явная тенденция к установлению союзнических отношений между двумя странами. После взрыва американских посольств в Кении и Танзании президент Йемена Али Абдалла Салех одним из первых направил телеграмму соболезнования Биллу Клинтону, несмотря на то один из подозреваемых в организации теракта имел йеменский паспорт. В том же 1998 году Соединённые Штаты и Йемен провели совместные военные учения. С тех пор всё чаще американские суда посещали морской порт Адена, а йеменские официальные лица приглашались в США. 

Тогда же впервые в местных средствах массовой информации стал усиленно муссироваться слух о намерении Соединённых штатов установить военную базу на территории Йемена. Президенту Али Абдалле Салеху пришлось выдержать серьёзные нападки со стороны исламистов и националистов. Опровергнув слухи о возможном появлении американской военной базы, Али Абдалла Салех отметил, что хорошие отношения с США – приоритет в долгосрочных интересах Йемена.   

Стране, пережившей в 1994 году тяжёлую гражданскую войну, необходима была американская экономическая помощь. Вместе с тем, основной причиной установления тесных союзнических отношений с Белым Домом  было опасение светского Йемена по поводу длительного противостояния набирающему силы исламизму без американской поддержки.  

В свою очередь, в Вашингтоне давно присматривались к Йемену.   Страна  могла стать  своего рода «страховым полисом», альтернативным вариантом, если бы союзники США на Аравийском полуострове и Персидском заливе отвернулись бы от них.  Также Пентагоном учитывалось, что американские вооружённые силы, размещённые на территории Йемена, были недосягаемы для баллистических ракет среднего радиуса действия. 

Взоры ВМС США давно были устремлены в сторону йеменского морского порта в Адене. До 1999 года стратегический запас топлива ВМС США располагался в порте Джибути, главным недостатком которого были крайне ограниченные возможности из-за небольших размеров гавани. Заправка горючим в Джибути могла занять до 48 часов, в то время как в гавани Адена на это потребовалось не  более пяти часов. К тому же порт Адена находился   в пяти милях от главных судоходных путей,  а  хранение топлива в этом районе было самым безопасным в регионе.   

Однако Йемен также представлял собой благодатную почву для «Эль-Каэды», и для её союзников. Во второй половине 1990-х годов юг Аравийского полуострова фактически стал базой международной террористической организации Осамы бин-Ладена. В 1998 году в окрестностях Адена функционировал региональный центр «Эль-Каэды». В то время как Белый Дом вел переговоры с йеменскими властями о переносе в Аден стратегического запаса топлива ВМС США, бин-Ладен инкогнито посетил Йемен. Причина его визита была связана с необходимостью срочно найти альтернативный Афганистану вариант убежища, в случае если талибы откажут   в гостеприимстве и попросят выехать из страны. Осама бин-Ладен, желая заручиться поддержкой местных исламистов, среди которых у него было немало друзей, в течение пару лет перевёл йеменским религиозным экстремистам более 200 миллионов долларов.

В начале 2000 года Осама бин-Ладен отправил в Йемен своего ближайшего телохранителя Абу Джиндаля, чтобы тот взял под свой контроль создание баз «Эль-Каэды», выделив ему на первое время 5 тысяч долларов. В том же году Абу Джиндаль нашёл для своего боса местную 17-летнюю девушку из семьи шейха Абдаллы аль-Ахмара, лидера «Северного союза племён», которая стала четвёртой женой бин-Ладена. В данном случае стоит отметить немаловажный факт: в Йемене в первую очередь верность хранится семье, затем – клану, и только затем – племени. Тем самым бин-Ладен установил тесные связи с влиятельной исламистской партией «аль-Ислах», а так же одной из сильнейших террористических группировок на юге Йемена, так называемой «Исламской Армией Аден-Абиян».

Таким образом, обосновавшись в Йемене, люди бин-Ладена превратили в реальность террористическую угрозу для американского флота. Не случайно центры подготовки шахидов для проведения самоубийственных террористических актов на море были основаны на побережье Йемена и острове Сокотра. Идея атаковать американские военные суда родилась у бин-Ладена за долго до того, как корабли ВМС США стали посещать Аденский порт. В конце 1997 года Осама бин-Ладен передал в Йемен письмо, предназначавшееся Джамалю аль-Бадауи, руководителю местной террористической сети «Эль-Каэды». В нём, в частности, предписывалось сосредоточить основные усилия на подготовке террористических атак на американские суда, проходящие через Красное море и Аденский залив. В последствии это письмо, найденное на квартире Джамаля аль-Бадауи, станет одной из основных улик, доказывающих прямую связь Осамы бин-Ладена в организации нападения на американский эсминец «USS Cole». 

Американские военные суда, оснащённые самыми совершенными и дорогостоящими системами защиты, оказались совершенно беспомощны пред лицом террористической угрозы. Любое малое судёнышко, воспользовавшись фактором неожиданности, могло вплотную приблизиться к борту корабля и привести в действие мощное взрывное устройство. Это была серьёзная брешь в системе защиты ВМС США, на которую обратили внимание люди «Эль-Каэды». Не составляло особого труда собрать необходимую разведывательную информацию, поскольку морское судно, следующее в Аденский залив, можно было обнаружить ещё в районе Суэцкого канала и с точностью до одного дня просчитать его прибытие. Остальное было   делом техники: подготовить террористов-смертников и приобрести быстроходное судно, начинённое необходимым количеством взрывчатки.  

Руководство операцией было возложено на соотечественника бин-Ладена Абд аль-Рахмана Хасина аль-Заафани, дипломированного химика, ветерана войны в Афганистане, главного специалиста «Эль-Каэды» по взрывчатым веществам.   На нём лежала ответственность за взрывы американских посольств в Кении и Танзании в августе 1998 года и базе ВВС США в Дахране в 1998 году. К лету 1999 года Абдель Рахман, как его называли члены йеменской сети «Эль-Каэды», прибыл в Объединённые Арабские Эмираты, чтобы   на месте контролировать подготовку к теракту. 

Теракты в Аденской гавани должны были стать частью так называемого «Заговора миллениума» и приурочены к наступлению нового тысячелетия. Не случайно человеком, отвечающим за обучение террористов-смертников, был один из руководителей иорданской исламистской сети, готовившей «Заговор миллениума», бывший бостонский водитель Раед Хиджази. По некоторым данным он был одним из приближённых людей Абу Зубейды и даже входил число высокопоставленных «офицеров» «Эль-Каэды». 

Йеменская террористическая сеть «Эль-Каэды» включала в себя не более десяти человек и состояла из отдельных ячеек, по 2 – 3 человека, не знавших о существовании других групп. Каждая ячейка выполняла строго определённые функции, не видя общей картины происходящего, дабы в случае ареста или по какой-либо иной причине исключить утечку информации. Одни боевики должны были доставить на конспиративную квартиру взрывчатку, другие - подготовить быстроходную лодку, третьи – оборудовать лабораторию для изготовления взрывного устройства. 

Немаловажную роль в подготовке теракта сыграли местные исламисты. Так, благодаря помощи двух йеменских полицейских, Валида аль-Соуроурии и Фата Абдула аль-Рахмана, тайных членов «Джихад аль-Ислами аль-Ямани»[1], «Эль-Каэде» удалось заполучить подлинные йеменские документы, выписанные на вымышленные имена, по которым  в страну въехали террористы, а также получить в своё распоряжение   машины, принадлежащие государственным органам. Как выяснилось во время следствия, они даже не подозревали о намечающемся теракте. 

Подготовка к теракту шла по той же методике, что и взрывы американских посольств в Восточной Африке. Операцией руководили ключевые фигуры «фронта» бин-Ладена, в ней использовались взрывчатка, материалы и несущие средства, купленные на деньги «Эль-Каэды», а осуществили теракт боевики из афганских лагерей, выразившие желание стать смертниками. 

В Адене и его пригородах членами «Эль-Каэды» были сняты четыре дома, которые должны были служить убежищем террористам-самоубийцам, а так же складом взрывчатых веществ и мастерскими для оборудования лодки. Один из приближённых бин-Ладена, некто Тауфик бин-Аташ по кличке «Халад», гражданин Саудовской Аравии йеменского происхождения, отвечал за провоз в Аден взрывчатых веществ и других компонентов, необходимых для создания «живой торпеды». 

Работы велись не спеша, чтобы не привлекать излишнее внимание соседей. К январю 2000 года подготовка к теракту вошла в завершающуюся стадию. Двое террористов-смертников уже находились на конспиративной квартире, ожидая своего часа. Оставалось только выбрать подходящую цель. 

Сообщники террористов могли легко определить подходящее судно ещё при его проходе, через Суэцкий канал, однако, как выяснилось в процессе подготовки, в этом не было никакой потребности. Начиная с 1999 года в порту Адена каждый месяц заправлялось по меньшей мере шесть кораблей ВМС США. Портовые сооружения занимали незначительную часть Аденской гавани, поэтому террористам не составляло труда спустить лодку в любой части города, минуя хорошо охраняемый порт. Как правило, военно-морские суда ВМС США не входили в порт, а осуществляли заправку прямо в гавани с плавучей пристани. Вся процедура заправки длилась от 4 до 6 часов. Этого времени было вполне достаточно, чтобы определиться с целью, вывести лодку из укрытия и войти в гавань. 

3 января 2000 г. представился удобный случай. Утром в Аденскую гавань вошло, направлявшееся в Персидский залив, военно-морское судно ВМС США «USS Sullivan», имевшее на борту 338 членов экипажа, размером 154 метра в длину и 20.4 метра в ширину, водоизмещением в 8.5 тысяч тонн. Оно было спущено на воду 19 апреля 1997 года и  представляло собой последнее слово военно-морской инженерии.   Стоявшее на рейде в Аденской гавани, оно казалось совершенно беззащитным и крайне уязвимым пред «живой торпедой». 

Двое террористов-самоубийц спустили на воду моторную лодку, рассчитывая прижаться к борту «USS Sullivan» и привести в действие взрывное устройство. Однако когда они попытались отойти от берега, лодка под тяжестью груза просела настолько, что еле держалась на поверхности воды. Те, кто собирали «живую торпеду», не учли грузоподъёмность лодки.  Теракт пришлось отложить, как оказалось, на целых девять месяцев. 

Когда Осаме бин-Ладену сообщили о неудаче, он не смутился и совершенно не расстроился, а спокойным голосом сказал, что его команда плохо подготовилась к операции и в следующий раз, учтя прошлые ошибки, обязательно доведёт начатое дело до конца. 

Пришлось всё начинать сначала. Террористов-самоубийц вернули назад в Афганистан. Было решено подыскать новых шахидов, поскольку неудачная попытка могла негативно сказаться на их духовном порыве. Пришлось сменить некоторые явки, поскольку соседи стали обращать внимание на странных мужчин, говорящих на чужом диалекте. Но самый главный акцент был сделан на конструировании новой модели «живой торпеды». 

Абдель Рахман, контролировавший ход подготовки к теракту из соседних Объединённых Арабских Эмиратов, в течении 2000 года несколько раз посетил Аден для встречи с главой йеменской сети «Эль-Каэды» Джамалем аль-Бадауи. По его распоряжению Джамаль аль-Бадауи подключил к подготовке акции одного из местных исламистов, некоего Джамаля Ба Хорша.    Примерно в начале марта Ба Хорш выехал в Объединённые Арабские Эмираты, где по фальшивым документам купил небольшую лодку на воздушной подушке. Затем её доставили в Аден и поместили во дворе частного дома, арендованного для этой цели в квартале Мединат-аш-Шараб. Необходимо было удалить практически все внутренности лодки, чтобы избавиться от лишнего веса и освободить место для 240 килограммов взрывчатки. Поскольку соседи постоянно жаловались на шум, террористы построили рифлёную стену. Приходилось работать сварочным аппаратом, для чего был нанят местный сварщик, так как ни один из членов йеменской сети «Эль-Каэды» не имел необходимых профессиональных навыков. По иронии судьбы, он не имел отношения к исламистам.  Ему объяснили, что лодка переоборудуется в коммерческих целях и будет использоваться для перевозки различных грузов. Сварочные работы заняли несколько месяцев.  После этого на ней был установлен более мощный двигатель, снятый с обычного сельскохозяйственного трактора. 

За несколько недель до окончания всех работ лодку перевезли в другой частный дом, расположенный в квартале Куд-Намир. Абдель Рахман приехал в Аден, чтобы лично установить взрывное устройство и убедиться в завершении подготовки операции. Примерно за месяц до теракта лодку спустили на воду и совершили пробное плавание неподалёку от Аденской гавани. Лишь после этого Абдель Рахман через специального курьера сообщил Абу Зубейде в Афганистан, что всё готово к проведению акции. Оставалось только дождаться удобной цели. 

У бин-Ладена никогда не было недостатка в желающих стать шахидами. Однако основная сложность заключалась в подборе подходящего партнёра для каждого участника террористического акта. Работа небольшими группами составляет основу подготовки террористов-самоубийц. Поддержка друг друга помогает им укрепиться в духе и не отступиться от принятого решения. Поскольку террориста-самоубийцу изолируют от внешней среды, нахождение в паре или небольшой группе смертников ограждает террористов от длительных размышлений о самоубийстве, уменьшает дискомфорт от вынужденной изоляции. 

7 октября 2000 года в Аден по фальшивым документам из Афганистана вылетели Абд аль-Мухсин аль-Таифи и Хассан Саид Аувад Хемери, граждане Йемена, изъявившие желание стать террористами-смертниками. Оба имели богатый боевой опыт, сражаясь в составе «Бригады 055» на стороне «Талибана» против «Северного Альянса». Аль-Таифи находился в розыске по обвинению в причастности    подготовки терактов против американских посольств в Восточной Африке. Раед Хиджази перевёз шахидов в квартал Куд-Намир в дом, рядом с которым уже стояла   лодка начинённая взрывчаткой. 

В тот же день, отдав последние распоряжения,   Абдель Рахман покинул Йемен. По его приказу, переданному через Джамаля аль-Бадауи, Джамаль Ба Хорш, доставивший лодку из Объединённых Арабских Эмиратов, должен был в день теракта находиться в гавани и с берега заснять на видеокамеру взрыв американского военно-морского судна. В будущем Осама бин-Ладен рассчитывал использовать видеоплёнку в пропагандистских целях. Однако за день до теракта Джамаль Ба Хорш испугался и покинул Аден. 

8 августа 2000 г. эскадренный миноносец ВМС США «USS Cole» вышел из Норфолкской военно-морской базы США и взял курс на Персидский залив, где он должен был присоединиться к кораблям Пятого флота, которые  обеспечивали соблюдение эмбарго против Ирака. Спущенный на воду 8 июня 1996 года, длиной 145 метров, он имел на своём борту 300 членов экипажа и являлся настоящей гордостью американского военного флота. В одиночку эсминец мог противостоять целой эскадре, но не  обыкновенной  моторной лодке,  которую с высоты борта эсминца   непросто было разглядеть.

Ранним утром в четверг 12 октября 2000 г. эскадренный миноносец «USS Cole»  показался на морском горизонте. Его прекрасно можно было видеть с любой точки Адена.  Американские военные корабли уже не были редкостью у берегов Йемена, однако такой красавец эсминец, поражающий своими размерами и боевой мощью, не мог оставить равнодушным ни одного человека. 

Вход в гавань мог занять несколько часов, прежде чем судно начнёт дозаправку топливом, поэтому террористы   не торопились. Спокойно позавтракав, они вышли из своего дома и сели в   грузовик «Нисан» с прицепом, в который была погружена лодка. Распевая религиозные гимны, с улыбками на лицах они двинулись в так называемый квартал Малый Аден, расположенный непосредственно в районе гавани. Остановившись у моста, они задним ходом загнали прицеп в воду и спустили лодку. Один из террористов-самоубийц подошёл к рядом слоняющемуся 12-летнему подростку и, протянув ему несколько реалов, зачем-то попросил его посторожить машину, пообещав удвоить вознаграждение по возвращению с морской прогулки. 

Тем временем команда «USS Cole» была поднята по максимальному уровню тревоги «Браво». Несколько буксиров заводили эсминец в гавань. В 09:30, примерно в 600 метрах от берега, «USS Cole» закончил швартовку к водной платформе и в 10:30 приступил к дозаправке. Через пол часа в гавани показалась небольшая лодка, на борту которой находились два человека, одетые в белые робы портовых техников.   На эсминце заметили приближающуюся на большой скорости лодку, но не придали ей значения, посчитав её частью команды водной платформы. Только в самый последний момент моряки заподозрили что-то неладное, поскольку лодка направилась прямиком к эсминцу, а не к водной платформе. 

В 11:18, через 48 минут после начала заправки, по левому борту раздался ужасающей силы взрыв. Он был настолько мощным, что его можно было слышать в самых дальних кварталах Адена, а в домах, стоящих возле берега, вылетели все стёкла. Взрыв проделал в борту между двумя машинными отделениями пробоину диаметром  12 метров. Повреждения были настолько серьёзными, что огромный, казалось непотопляемый, эсминец получил боковой крен на 40 градусов. Семнадцать  американских военнослужащих погибли на месте, 38 человек получили ранения различной степени тяжести. Подобного потрясения не знали вооружённые силы США с июня 1996 года, тогда в Дахране в результате теракта погибло 19 американских военнослужащих и 386 человек получили ранения. 

 Поначалу все посчитали, что речь идёт о крупной аварии, а не о спланированной диверсии.  Государственная телекомпания Йемена сообщила о разговоре президента страны Али Абдулла Салеха   с госсекретарём США, который «разъяснил Мадлен Олбрайт, что имеющаяся информация однозначно указывает на то, что это не был преднамеренный акт». Возможно, взрыв произошёл в результате несчастного случая в процессе дозаправки, поскольку в их стране террористическая деятельность просто невозможна. Однако после того как американские эксперты объявили, что характер повреждения свидетельствует о взрыве эсминца снаружи, а не изнутри, власти Йемена были вынуждены признать, что причиной  трагедии стало мощное взрывное устройство. 

На следующий день ответственность за теракт взяла на себя до сих пор не известная организация «Силы Исламского Сдерживания». Она сообщила, что взрыв эсминца «USS Cole» стал отмщением за пролитую кровь палестинской нации. В заявлении   отмечалось, что «Силы Исламского Сдерживания» и впредь будут наносить удары по американским военным, пока последний солдат Армии США не покинет «сердце исламской цивилизации».  Президент Билл Клинтон связался по телефону с председателем Палестинской Автономии Ясиром Арафатом, потребовав от него разобраться, насколько диверсия на американском эсминце у берегов Йемена связана с происходящим на «территориях». В тот момент отношения между премьер-министром Израиля Эхудом Бараком и Арафатом складывались крайне напряженно и, казалось, зашли в полный тупик. Конфликт между израильтянами и палестинцами в любой момент мог вылиться в вооружённое противостояние. 

 Глядя на вспоротое брюхо «USS Cole», у всех возникал один и тот же вопрос: как двое террористов-самоубийц на маленькой лодочке смогли нанести такие большие повреждения эсминцу с совершенными средствами защиты, на создание которого был потрачен один миллиард долларов? Даже по приблизительным подсчётам на восстановление судна необходимо было выделить около 240 миллионов долларов. Специально проведенное внутреннее расследование ВМС США в специальном отчёте выделило следующие причины произошедшего: 

· полное отсутствие каких-либо скоординированных усилий по отслеживанию малых плавательных средств;

· пожарные шланги не были приведены в состояние полной готовности, чтобы в случае необходимости отогнать любое маленькое судно, слишком близко приблизившееся к эсминцу;

· специальный десантный катер, находящийся на борту «USS Cole», предназначенный для обследования подозрительных плавательных средств, не был готов к спуску;

· и самое главное, что в соответствии с правилами, одобренными Пентагоном, охранники не могли первыми открывать огонь по маленькой лодке, если не ней не обнаружено никакого оружия. Иными словами, для чиновников из Пентагона расстрел двух иностранцев доставил бы намного больше неприятностей, нежели гибель 17 американских моряков. 

В скором времени из Соединённых Штатов прибыла специальная группа из ста человек, в состав которой вошли спасатели, сотрудники разведслужбы ВМС США, а так же следователи ФБР. Спасатели должны были разыскать погибших:   после теракта удалось найти тела только пяти моряков. Остальные формально числились пропавшими без вести.  

На первом этапе расследования йеменские спецслужбы задержали более 60 подозреваемых, большинство из которых не имело никакого отношения к   теракту. Местные СМИ поспешили объявить, что среди арестованных много бывших ветеранов Афганской войны, граждан Пакистана, Саудовской Аравии, Египта и Алжира, членов международной исламистской террористической организации. Это позволило президенту Али Абдулле Салеху заявить, что организаторами и исполнителями диверсии были просочившиеся в страну иностранные террористы. При этом официальные йеменские умолчали  нескольких десятках арестованных йеменцев. Вся их вина заключалась в том, что они состояли в рядах оппозиции и хорошо были известны местным спецслужбам своей антиправительственной деятельностью.   Террористическое нападение на американский эсминец было удачно использовано йеменскими спецслужбами для сведения счётов с собственной оппозицией. 

Следователи ФБР так и не были допущены к арестованным, йеменская сторона согласилась лишь    предоставить им топорно переведённые на английский язык стенограммы допросов, из которых крайне сложно было что-то понять.  Преступление было совершено на территории Йемена, следовательно, входит в   юрисдикцию местных властей и любое вмешательство со стороны американцев, по мнению йеменской стороны, будет рассматриваться как посягательство на суверенитет страны. В связи с этим любая информация, связанная с терактом, была строго засекречена, и сотрудники американских спецслужб к ней не допускались. Более того, специалистам, прибывшим из США, чинили разного рода препятствия, порой самого нелепого характера. 

Вот лишь один пример. В начале ноября местные власти заявили об угрозе теракта в гостинице, где проживали американские специалисты, и им пришлось срочно перебраться на один из кораблей ВМС США, стоявших в гавани Адена. Это означало, что в Аден каждый день приходилось вылетать на вертолёте.   Желая воспрепятствовать расследованию, йеменские власти несколько раз отказывали в посадке вертолёту, на борту которого находились следователи ФБР и сотрудники разведки ВМС США, объясняя это бюрократическими неувязками. 

Лишь после личного вмешательства   Билла Клинтона, йеменские   власти несколько смягчили   позицию. В конце ноября обе стороны подписали соглашение о сотрудничестве в расследовании теракта.   Это позволило американским следователям получить доступ к некоторым документам, а так же посещать допросы подозреваемых и свидетелей, правда, вопросы разрешалось подавать только в письменной форме. 

 Американская сторона   сразу же отвергла версию, согласно которой взрыв на борту «USS Cole» произошёл в результате технической аварии в процессе дозаправки. В первую очередь подозрение в организации теракта пало на местных исламистов, давно протестующих против захода американских военно-морских судов. Вместе с тем 15 октября 2000 года министр обороны США Уильям Коэн, выступая по национальному телевидению, заявил, что среди прочих версий  разрабатывается причастность Осамы бин-Ладена к взрыву эсминца. Поводом к этому могли послужить недавние события, произошедшие в канун празднования миллениума. Не случайно, в первые же дни после совершения теракта, йеменскими спецслужбами был арестован Абу Джиндаль, бывший личный телохранитель Осамы бин-Ладена. Несмотря на всяческое отрицание своей причастности к взрыву на «USS Cole», он был брошен в тюрьму, где провёл последующие два года. 

В день теракта в полицию обратился 12-летний подросток, сообщивший, что перед самым взрывом американского эсминца, к нему с просьбой посторожить машину обратились двое бородатых мужчин крепкого телосложения. Свидетельские показания этого мальчика стали первой серьёзной зацепкой в расследовании этого весьма непростого дела. 

Обыскав брошенную машину с фальшивыми йеменскими номерами, местные оперативники обнаружили адреса пяти домов, а также массу других улик, позволивших значительно расширить круг подозреваемых. Так, по одному из адресов полиция обнаружила тайное убежище террористов-самоубийц и лабораторию по изготовлению взрывного устройства. Соседи рассказали, что в доме проживали двое мужчин, которых после взрыва на «USS Cole» больше никто не видел. Недалеко от дома арендаторы ставили лодку, которая сейчас отсутствовала. Другие свидетели показали, что утром 12 октября они видели, как четырёх приводной грузовик «Нисан» отбуксировал лодку в неизвестном направлении.  Нашёлся и рыбак, рассказавший о том, как за месяц до теракта, он помогал неизвестным людям спустить на воду лодку в районе гавани Адена. Некоторые соучастники преступления были арестованы благодаря телефонным счетам. На первом этапе скрыться удалось только Раеду Хиджази, бывшему бостонскому таксисту палестинского происхождения, который лично контролировал двух террористов-самоубийц, а также руководителю и организатору теракта, главному специалисту бин-Ладена по взрывчатым веществам, химику, известному под кличкой Абдель Рахман, он же Абд аль-Рахман Хасин аль-Заафани, покинувшему Йемен за четыре дня до акции. 

10 ноября 2000 г. американские специалисты закончили исследование дна. На поверхность были подняты отдельные фрагменты «живой торпеды», что позволило экспертам ФБР с точностью определить состав взрывного устройства. Анализ фрагментов, найденных на дне гавани и внутри самого эсминца, показал, что террористы использовали армейскую пластиковую взрывчатку «Си-4». Это взрывчатое вещество не имеет никакого гражданского применения и недоступно на открытом рынке в свободной продаже.  Созданная в годы Вьетнамской войны,    она обладает огромной разрушительной силой   и её качество не ухудшается со временем. Следовательно, она могла быть похищена когда угодно в течении последних тридцати лет, что ставило  следователей ФБР в тупик. Искать поставщика «Си-4» было равносильно поиску иголки в стогу сена. Террористы могли получить её откуда угодно. В период разгара Холодной войны один из сотрудников ЦРУ был уличён в том, что продал ливийскому диктатору 21 тонну «Си-4». Эта взрывчатка со времён правления шаха имелась также в значительном количестве в распоряжении иранской армии. Соединённые Штаты поставляли её в качестве оказания военной помощи также Саудовской Аравии и Кувейту. Никто   не мог сказать, сколько её было оставлено или похищено во время войны в Персидском заливе в 1991 году. 

И всё-таки к декабрю 2000 года следствие обладало достаточными уликами, указывающими на ближайшее окружение Осамы бин-Ладена как организаторов теракта. В Сирии был арестован и выдан Иордании Раед Хиджази. 9 декабря 2000 г. йеменские следователи вылетели в Амман для допроса бывшего бостонского таксиста, заочно приговорённого в Иордании к смертной казни. Во время допроса он признался в получении денег и указаний от людей связанных с «фронтом» бин-Ладена. Так, по его словам, в ноябре 2000 года дважды были предотвращены попытки терактов возле йеменских гостиниц, в которых останавливались американские военнослужащие. За пол года до взрыва «USS Cole» одна из террористических групп, так же связанная с бин-Ладеном, планировала покушение на короля Иордании Абдаллу. Заговорщики   были осведомлены о том, что король Абдалла собирался отправиться в круиз по Средиземному морю на   яхте в сопровождении всей семьи. Заговорщики предполагали врезаться в королевскую яхту на быстроходном катере, начинённом взрывчаткой. Однако этот план так и не был воплощён, поскольку террористы к тому времени не располагали «живой торпедой». 

В отличие от реакции на взрывы американских посольств в Восточной Африке в 1998 году администрация Белого Дома на этот раз решила пренебречь силовой акцией, поскольку все прошлые попытки не только завершились неудачей, но и принесли ощутимый вред международному имиджу США. ЦРУ было рекомендовано сосредоточить все усилия на точечных акциях по ликвидации бин-Ладена и его ближайшего окружения. Вместе с тем, мало кто в ЦРУ верил, что это возможно, поскольку в подготовке покушений американцы больше опирались на технологию и в меньше  степени учитывали   человеческий фактор.  

Спустя несколько месяцев после атаки на американский эсминец “USS Cole” на свадьбе своего старшего сына, в январе 2001 года, Осама бин-Ладен в кругу приглашенных зачитал стихотворение: 

Военный корабль, даже храбрые устрашатся его

Он вселяет ужас на причале и в открытом море

Он идёт по волнам, надменный, высокомерный, в ореоле лжемогущества

На встречу смерти плывёт он неспеша, окутанный огромным самообманом

И ждёт его лодчонка, прыгающая на волнах.” 

    

[1] “Йеменский Исламский Джихад” (Араб.) 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded