Блог Александра Брасса (alex_brass) wrote,
Блог Александра Брасса
alex_brass

1973 год. “Бардес-54” и “Бардес-55”

“Бардес-54” и “Бардес-55”

Глава из книги Миссия выполнима. Удары израильского спецназа

В конце 1972 года из разведывательных источников “Амана” и “Моссада” стала поступать тревожная информация о том, что ФАТХ решил изменить стратегию своих террористических вылазок, сосредоточив внимание на морском направлении. Палестинские боевики приобрели большое количество морских транспортных средств сверхмалого водоизмещения. Была получена достоверная информация о том, что в ноябре 1972 года на одну из морских учебных баз ФАТХ поступили надводные и подводные гидроциклы, способные развивать достаточно высокую скорость. Именно благодаря им боевики рассчитывали прорваться к побережью Израиля и совершить ряд демонстративных терактов. Учитывая то, что большинство самых крупных и густонаселённых городов Израиля находятся прямо на средиземноморском побережье, это могло серьёзным образом дестабилизировать ситуацию в стране, недавно пережившей “мюнхенский шок”. Если ранее в “группу риска” входили населённые пункты, расположенные в приграничных с Ливаном и Иорданией районах, то сейчас террористы практически замыкали кольцо вокруг Израиля, получая возможность наносить удары по Нагарии, Акко, Хайфе, Нетании, Тель-Авиву, Ашкелону и Ашдоду. Ситуация ещё более усугублялась тем, что транспортное средство таких малых размеров крайне сложно своевременно засечь, что значительно усложняло перехват. На практике это означало, что морская граница страны, фактически открывалась для палестинских боевиков. Кроме гидроциклов ФАТХ получил для проведения диверсий в израильских морских портах большое количество подводных мин самой последней модификации. В сложившейся ситуации иного выбора, как нанести упреждающий удар, у израильтян не оставалось.


В первых числах февраля 1973 года правительство Голды Меир приняло принципиальное решение о проведении в районе береговой полосы соседнего Ливана, расширенной антитеррористической операции. В список потенциальных целей были включены учебные морские базы ФАТХ, на которых под присмотром специально приглашённых иностранных инструкторов проходили подготовку десятки боевых пловцов, и объекты других палестинских террористических организаций.

После тщательного изучения разведывательных материалов, которые включали в себя в том числе и аэрофотоснимки, сделанные самолётами-разведчиками, были выбраны три цели, расположенные на севере Ливана, недалеко от города Триполи.

В 180 километрах от ливано-израильской границы ФАТХ основал три учебных центра, где проходили специальную подготовку не только палестинские террористы, но и наёмники со всего мира, включая выходцев из мусульманских общин Западной Европы. Как сообщала военная разведка “Аман”, курс подготовки был рассчитан на 6–8 месяцев. После окончания обучения морских диверсантов собирались перебросить на территорию Израиля или в приморские страны Западной Европы, для проведения диверсионных акций, направленных против официальных израильских представительств, а также еврейских общественных и культурных центров.

Руководил учебными центрами высокопоставленный офицер ФАТХ Ибрагим аль-Муджа (Ibrahim al-Mudja). Уже около пяти лет аль-Муджа находился под пристальным вниманием израильских спецслужб. Именно он стоял за терактом на иерусалимском рынке “Махане Иегуда” 22 ноября 1968, когда года в результате взрыва автомобиля, начинённого 200 килограммами TNT, 12 израильтян погибло и более сотни получили ранения. Сейчас открывалась исключительно удобная возможность расправиться со старым врагом. Проблема состояла лишь в том, что палестинские террористы, опасаясь налёта израильских ВВС, как всегда разместили учебные центры в густонаселённых лагерях беженцев Нахар аль-Бааред и Аль-Бадауи.

В десятых числах февраля на стол начальника Генерального штаба Армии Обороны Израиля генерал-лейтенанта Давида Эльазара лег план развёрнутой антитеррористической операции на севере Ливана. Так как объекты нападения находились на расстоянии 20 километров друг от друга, было предложено провести одновременно две автономные антитеррористические операции, получившие соответственно кодовые названия: лагерь палестинских беженцев Нахар аль-Бааред – “Бардес-54” и лагерь палестинских беженцев Аль-Бадауи – “Бардес-55”. На этот раз операции было решено провести без участия “Сайерет Маткаль”, задействовав исключительно силы спецназа ВДВ и спецподразделений ВМС.

Первой сводной группой морского десанта командовал заместитель командира 35-й бригады ВДВ подполковник Амос Ярон, в недавнем прошлом командир спецподразделения “707”. Она включала в себя бойцов спецназа 35-й бригады ВДВ и морских коммандос “Шаетет-13”. Перед ней командованием была поставлена задача, высадиться на ливанском побережье, недалеко от лагеря Нахар аль-Бааред и уничтожить три объекта, обозначенные на картах Генштаба, как “Геула-1”, “Геула-2” и “Геула-3” .

1. “Геула-1” – морская база ФАТХ, с которой палестинские боевики собирались нанести удар по прибрежным городам Израиля.
2. “Геула-2” – штаб крупной палестинской террористической группировки “Вооружённая борьба”.
3. “Геула-3” – офисы второй по численности палестинской террористической организации, входящей в состав ООП, “Народный Фронт Освобождения Палестины” (НФОП).

Первые два объекта были отданы «на откуп» спецназу 35-й бригады ВДВ. Удар по третьей цели должны были нанести морские коммандос “Шаетет-13”, под командованием майора Гади Шефи (Gadi Shefi). Все три объекта располагались на территории лагеря палестинских беженцев, в устье реки Бааред, примерно в полукилометре от берега. Как сообщали различные разведывательные источники, в лагере проживало по меньшей мере 12 тысяч беженцев. На территории лагеря и в его окрестностях действовала многочисленная, хорошо вооружённая и организованная палестинская милиция.

Вторая группа сводного десанта состояла из морских коммандос “Шаетет-13”, бойцов спецподразделения “707” и спецназовцев 35-й бригады ВДВ. Перед ними была поставлена наиболее сложная и опасная задача, проникнуть на территорию лагеря Аль-Бадауи и уничтожить три объекта, обозначенные на картах Генштаба, как “Ахова” .
1. Ремонтные мастерские.
2. Учебная база ФАТХ, о которой неоднократно сообщалось в донесениях военной разведки “Аман”.
3. Здание тюрьмы.

Военная разведка докладывала о том, что на территории лагеря Аль-Бадауи находится большое число хорошо вооружённых боевиков ФАТХ. Учитывая тот факт, что операцию следовало проводить в густонаселённых районах, против значительно превосходящих по численности сил противника, необходимо было задействовать, как минимум, полк. Тогда бы пришлось отказаться от внезапной атаки. Террористы обязательно спровоцировали бы на территории лагерей беженцев массовые беспорядки, прикрывшись как всегда, живым щитом из мирных жителей. На следующий же день министерство пропаганды ООП раструбило бы на весь мир о том, что израильтянами была проведена не военная операция против объектов ООП, а карательная акция в отношении палестинских беженцев.

С 16 февраля 1973 года, под завесой строжайшей секретности начались ежедневные изнурительные учения. Спецподразделения были переведены на боевой режим несения службы. До окончания операции были отменены все краткосрочные отпуска, покидать пределы баз разрешалось только старшему офицерскому составу.

На закрытом участке побережья на севере Израиля были выстроены точные копии объектов, которые следовало уничтожить во время проведения операции. Учения проводились в основном в ночные часы, при крайне неблагоприятных погодных условиях. Невзирая на низкую температуру, порывистый ветер и высокие волны, подразделения спецназовцев отрабатывали мельчайшие детали ночной высадки, прохода, захвата, минирования и отхода. Особое внимание уделялось взаимодействию отдельных групп. Прорабатывались самые различные сценарии развития событий, включая занятие круговой обороны и эвакуацию собственными силами. Несмотря на то, что операция проходила у самой кромки моря, учитывать следовало всё, поскольку на расстоянии в 180 километров от собственных границ любая непредвиденная мелочь могла привести к роковым последствиям. В случае обострения ситуации, можно вывести из окружения малую группу бойцов, но когда речь идёт о нескольких ротах, весьма велика вероятность увязнуть на вражеской территории.

19 февраля 1973 года были проведены завершающие, показательные учения, на которых присутствовали высшие офицеры, включая начальника Генерального штаба. Лишь после того, как генерал-лейтенант Эльазар лично убедился в том, что операция подготовлена на 200 процентов, он одобрил план высадки и дал разрешение на её реализацию.

Бойцы были измотаны изнурительными ночными учениями, однако времени на отдых совершенно не оставалось. Приказ о начале операции поступил уже на следующий день, как только выдались благоприятные погодные условия. Поскольку погода в феврале непредсказуема и капризна, командование решило не рисковать и приступить к реализации плана.

20 февраля 1973 года, в атмосфере строжайшей секретности, сводный морской десант погрузился на ракетные катера и вышел в море, взяв курс в направлении ливанского побережья. Поскольку террористы ожидали нанесения удара, при выходе в море соблюдались строжайшие меры предосторожности. Чтобы не привлекать внимание посторонних глаз, сводный десант намеренно был разделён на мелкие группы. С периодичностью в несколько часов, они выходили из Хайфского порта, и только в нейтральных водах соединялись в единую эскадру.

В ночь с 20 на 21 февраля эскадра легла на дрейф в нейтральных водах напротив ливанского Триполи. Наиболее сложная и опасная задача стояла перед десантом “Ахова”. Единственная возможность уничтожить объекты и затем невредимыми вернуться на суда, заключалась в неожиданности нападения. Изначально было оговорено, что десант “Геула” начнёт действовать только после того, как начнётся операция в лагере Аль-Бадауи.

Под покровом ночи с ракетных катеров на воду были спущены 14 резиновых моторных лодок, на которых разместились спецназовцы 35-й бригады ВДВ, морские коммандос, а также трое боевых пловцов спецподразделения “707”. Достигнув береговой полосы, получившей кодовое название “Белый”, отряд “Ахова” бегом преодолел открытый участок суши и укрылся в густой оливковой роще, сразу за которой начинались первые постройки лагеря беженцев Аль-Бадауи.

В это же время в 20 километрах, в устье реки Бааред к берегу пристали 11 лодок десанта “Геула”. Эта прибрежная полоса получила кодовое название “Жёлтый”. Укрывшись в большом портовом бензохранилище, бойцы отряда “Геула” стали ожидать приказа к началу своей части операции.

Оливковая роща была сплошь усыпана старыми ветками, которые с громким треском ломались под ногами. Стараясь не поднимать шума, отряд “Ахова”, разделившись на три группы, стал продвигаться к лагерю Аль-Бадауи. Уже через несколько минут, первая группа вышла на исходные позиции и залегла у окраины рощи, прямо перед одной из целей. Ремонтные мастерские были буквально зажаты между жилыми домами. По сведениям военной разведки, в них обслуживались морские транспортные средства, на которых террористы планировали совершить прорыв к израильскому побережью. Чтобы приблизиться к цели, необходимо было преодолеть открытый участок, длиной в 30-50 метров. Однако, прежде чем израильтяне приготовились к атаке, из близлежащих жилых домов по ним неожиданно был открыт шквальный автоматный огонь. По всей видимости, часовые услышали приближение большой группы людей, пробирающихся сквозь оливковые заросли. Трое израильских спецназовцев, двое десантников и один боец спецподразделения “707” в первые минуты боя получили тяжёлые ранения. Неожиданная атака сорвалась и иного пути, как продвигаться вперёд, не оставалось, поскольку в оливковой роще морской десант перебили бы в считанные минуты. Сделав несколько залпов из ручных противотанковых гранатомётов, первая группа отряда “Ахова” пробилась к окраине лагеря. Продвигаясь по узким проходам Аль-Бадауи, они быстро сломили ожесточённое сопротивление палестинских боевиков. Большая часть террористов погибла, а оставшиеся в живых предпочли ретироваться и искать убежище в глубине лагеря. Стараясь не потратить ни единой лишней минуты, спецназовцы уничтожили ремонтные мастерские, и отошли к месту высадки, унося на себе раненых.

Вторая группа отряда “Ахова” смогла незамеченной вплотную приблизиться к зданию дисциплинарной тюрьмы ФАТХ. Появление израильского десанта стало для террористов совершенной неожиданностью. Заложив заряд взрывчатки, израильтяне снесли входные металлические ворота и ворвались на территорию тюрьмы. Охрана была настолько растеряна и потрясена внезапным нападением, что не оказала сопротивления, а лишь попыталась укрыться внутри здания. После непродолжительного боя, израильтяне смогли занять первый этаж, уничтожив, по меньшей мере, 18 боевиков. Заложив несколько мощных зарядов взрывчатки под несущие конструкции, спецназовцы превратили здание тюрьмы в бесформенную кучу бетона и пыли, После чего спокойно, без единой потери, отошли к точке общего сбора.

Третья группа вышла к своему объекту, когда террористы уже поняли, что ночная перестрелка не очередная межклановая разборка, а налёт израильтян. Однако, вместо того, чтобы устроить засаду, они решили оставить учебную базу и отойти в безопасное место. Их ещё не успевшие остыть постели свидетельствовали о том, что в учебном центре находилось около трёх десятков курсантов. Прежде чем уничтожить базу, спецназовцы методично собрали всё, что могло представлять интерес для израильской разведки и службы безопасности. Именно благодаря захваченным секретным документам ФАТХ, спецслужбы смогли впоследствии предотвратить несколько крупных террористических актов.

Через 45 минут, после того как раздались первые выстрелы в лагере Аль-Бадауи, поступил приказ к началу операции “Бардес-54”. Несмотря на крайне тяжёлый ночной марш-бросок, группа “Геула-1” в назначенное время вышла к окраинам лагеря Нахар аль-Бааред, к морской базе ФАТХ, буквально свалившись террористам на голову. В коротком бою спецназовцы ликвидировали 14 боевиков и одного захватили в плен.

Группа “Геула-2”, в которую входили бойцы спецназа 35-й бригады ВДВ и коммандос “Шаетет-13”, должна была нанести удар по штабу группировки “Вооружённая борьба”, входившей в структуру ФАТХ. Разделившись на два отряда, десантники и морские коммандос двинулись через густо заросшую оливковую рощу. Когда они были на полпути к лагерю, со стороны моря донёсся шум боя. Командир группы не стал дожидаться разрешения, а отдал приказ войти в Нахр аль-Бааред. Десантники успели миновать, несколько ветхих построек на окраине, как им на встречу неожиданно вылетел джип с вооружёнными боевиками. Боевики не сразу заметили израильтян и не успели вовремя покинуть машину. Десантники с близкого расстояния, практически в упор расстреляли их, уничтожив троих террористов. Путь к объекту был открыт, однако, одна из трассирующих пуль попала в полупустой бензобак джипа. Машина взорвалась, осветив ярким пламенем всю округу, включая группу спецназовцев. Разлившийся горящий бензин преградил путь. До объекта оставалось не более сотни метров. Десантники обошли опасный участок по параллельной улице и ворвались на территорию штаба “Вооружённой борьбы”. Они уничтожили ещё около десятка боевиков, охранявших штаб или пытавшихся найти убежище в его стенах.

Одновременно с десантниками с левого фланга на территорию штаба ворвались морские коммандос. В этот момент произошла трагическая оплошность, поставившая под угрозу всю группу “Геула-2”. Один из бойцов “Шаетет-13” метнул в окно здания осколочную гранату, которая, ударившись о металлическую решётку, отскочила назад и покатилась под ноги морским коммандос и десантникам. Другой боец “Шаетет-13” тут же сориентировался, подхватил гранату и попытался откинуть её в сторону, но не успел. Она взорвалась у него прямо в руках. В результате взрыва ему оторвало руку, выбило правый глаз и серьёзно повредило челюсть. Тяжёлейшие ранения получили ещё трое десантников и один боец “Шаетет-13”, находившиеся рядом.

Уничтожив здание штаба и ещё несколько административных зданий, принадлежавших ФАТХ, отряд “Геула-2” стал выходить из лагеря, унося пятерых тяжело раненых бойцов, некоторые из которых находились в критическом состоянии. На самой окраине Нахар аль-Бааред они неожиданно столкнулись с крупным отрядом палестинских боевиков. Поскольку в группе было много раненых, подполковник Ярон, шедший во главе, принял решение занять круговую оборону и дождаться вертолётов, чтобы эвакуировать раненых. Проблема заключалась в том, что место, где укрепились спецназовцы, не подходило для посадки вертолётов в ночных условиях. К тому же оно простреливалось со всех сторон. Пилотам пришлось проявить немало мужества и мастерства, чтобы под автоматно-пулемётным обстрелом эвакуировать раненых. В конечном итоге эвакуация прошла успешно и группа “Геула-2” смогла “налегке” прорваться к месту высадки, уйдя от преследования через оливковые заросли, под прикрытием огня боевых вертолётов.

Третья группа, “Геула-3”, состояла исключительно из морских коммандос “Шаетет-13”. Это обуславливалось, прежде всего тем, что объект нападения находился непосредственно у кромки воды, там, где лагерь беженцев выходил к морю. В месте высадки негде было укрыть резиновые лодки, которые могли преждевременно выдать присутствие коммандос. Поэтому в отличие от других групп, “Геула-3” достигла береговой черты не на лодках, а вплавь, неся на себе до нескольких десятков килограммов оружия и взрывчатки.
15 бойцов “Шаетет-13” во главе с майором Гади Шефи, преодолев вплавь около километра, высадились на берегу, получившем кодовое название “Чёрный” и разделились на пять групп. Три атакующие группы, в задачу которых входило уничтожение офисов НФОП, группа прикрытия и группа общего командования.

Уничтожение объектов НФОП было лишь частью поставленной задачи. Военной разведке “Аман” и “Моссаду” крайне важно было получить самую свежую информацию об одной из наиболее активных и профессиональных палестинских террористических организаций. О планах боевого крыла НФОП Вади Хаддада, а также степени боеготовности террористов. Именно по этой причине, прежде чем взорвать здания, необходимо было собрать в них все документы, сфотографировать морское снаряжение, имеющееся в распоряжении боевиков НФОП и попытаться захватить пленных.

Морские коммандос углубились в лагерь Нахар аль-Бааред и стали продвигаться к объекту по узким путаным улочкам, ориентируясь по фотографиям аэрофотосъёмки, сделанной накануне. Из-за плохой погоды и позднего времени суток на улице не было ни единой души, однако местные собаки, учуяв чужаков, подняли такой лай, что его можно было услышать не только в лагере, но и далеко в море. Тем не менее, это не помешало израильтянам незамеченными выйти к объекту нападения.

Здание, в котором согласно информации военной разведки располагались офисы Народного Фронта Освобождения Палестины, было обнесено высоким бетонным забором, поверх которого шло несколько рядов колючей проволоки. Оценив ситуацию, майор Шефи принял решение проникнуть во двор через восточные ворота. Группа прикрытия залегла у обочины единственной дороги, которая вела к офисам НФОП. Одна из атакующих групп подошла к воротам, чтобы заложить заряд взрывчатки, однако в этот момент из другого конца лагеря, донеслись отголоски ожесточённого боя. Коммандос тут же заняли круговую оборону, ожидая реакции палестинцев, однако район оставался совершенно спокойным. Хотя все прекрасно понимали, что тишина эта обманчива и в любой момент здесь могут появиться вооружённые террористы. Поэтому Гади Шефи решил не тянуть время, а немедленно приступить к штурму здания.

Сквозь щель в воротах коммандос увидели вооружённого человека, выбежавшего из караульного помещения на шум. Прежде чем он успел приблизиться к воротам, один из бойцов “Шаетет-13” скосил его очередью из “Узи”, оснащённого глушителем. Другой террорист, появившийся на дороге, был так же бесшумно ликвидирован группой прикрытия. Первая штурмовая группа приблизилась к воротам и прилепила пластиковую взрывчатку к большому навесному замку.

После того, как ворота были снесены мощным взрывом, три группы коммандос ворвались во двор и приступили к методичной зачистке помещений. В одно из окон первого этажа была брошена осветительная граната. В течение трёх минут всё офисы НФОП оказались под полным контролем израильтян. Тем не менее, к огорчению морских коммандос, внутри они не обнаружили ни одного террориста, ни документов, ни специального снаряжения. Ничего не оставалось, как заминировать здание и отойти к месту высадки. Пока минёры закладывали под несущие конструкции заряды взрывчатки, группа прикрытия бесшумно ликвидировала ещё четырёх боевиков, замеченных в районе здания. Вся операция прошла бесшумно, без потерь со стороны израильтян и заняла около 10 минут. О высадке морских коммандос “Шаетет-13” палестинские террористы узнали лишь после того, как оглушительный взрыв сравнял с землёй многоэтажное административное здание НФОП.

Вместе с тем, не всё прошло так гладко, как могло показаться на первый взгляд. При выходе к морю произошёл опасный инцидент, который мог закончиться настоящей катастрофой. Бойцы “Шаетет-13” были одеты в специальное плавательное снаряжение, поэтому, когда они вышли к береговой полосе, спецназ 35-й бригады ВДВ, действовавший в соседнем районе, ошибочно принял их за группу палестинских террористов и открыл по ним огонь. Только благодаря неимоверному везению, эта ночная стычка обошлась без жертв с обеих сторон.

В общей сложности антитеррористическая операция сводного десанта спецподразделений Армии Обороны Израиля в лагерях палестинских беженцев Аль-Бадауи и Нахар аль-Бааред продолжалась не более двух часов. В результате палестинским террористическим группировкам был нанесен серьёзный урон. В общей сложности было уничтожено пять баз, убито 40 боевиков и ранено около 60. Один из боевиков был захвачен живым. Им оказался иностранный морской инструктор турецкого происхождения.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments